October 8th, 2014

Питер. 2014. Май. 19

Мама готовила хлеб с котлетами на дорогу. Прямо с утра и решили - в Кронштадт. Сначала не хотели, да мой рассказ о том, что приснилось (фальшивый Лондон, крысы, невозможность вылететь в Россию) дал ощущение сильное, словно жажда - немедленно туда, где есть море и флот. М. и В. внимательно слушали мой гундеж о тоске по родине и о страхе ее потерять. «Смотрите, - говорил, - на вторичность всего, что делают американцы, даже не по сравнению с нами, а с маленькой Европой. «Голубой ангел» дал основные мелодраматические ходы для кинематографа Голливуда. Конечно, раньше Марлен Дитрих был Куприн с «Гранатовым браслетом». Пятьдесят лет спустя все это слизано в бесконечных киноупражнениях с Джулией Робертс и Ричардом Гиром. Только полили сладким сиропом. Америкашки не имеют вкуса, ибо у них отсутствует история. От этого - пищевые заменители, добавки в стихах, книгах, картинах. Даже фильмы ужасов слизаны, а все монстры намазаны сверху сладким несвежим кремом. Зачем Копполе понадобился «Дракула»? Ведь по сравнению с приснившимся мне Херцогом - это не вампиры, это игрушки-побрякушки. Вплоть до мелочей - у немцев и англичан символом протухающей культуры становятся странные кадры наглядно вянущих фруктов, эти печальные аллюзии с таинственными зеркалами и несчастными девушками. В «Константине» тот же Херцог цитируется в открытую (дохнут животные, вянет зелень, всюду ползают крысы). И - ничего, не стыдно. Устал я от ужаса прозрений, от неопределенности ожиданий. Знаю, что это не так, но, если во что-то и верю, так это в то, что у моря и под прикрытием дальнобойных нарезных орудий станет легче. Ну, все. Котлеты готовы. Можно ехать».

На улице - свежо, даже холодно и это при яростном солнце. Все оделись тепло, и, когда делаю групповые снимки, вся семья похожа на толстеньких колобашек. Минут через двадцать, пока шли до метро, набежали игривые облака. Эти лохматые небесные оборванцы к тому же начали пугать бедных питерцев - брюшки у них потемнели, налились сизым: вот-вот брызнет дождик. В метро нас вновь встречают Ксюша Собчак и ее толстый муж Виторган. Они упорно зовут в Израиль. Душа успокаивается - если Ксюша, из либеральных революционерок, вновь отправилась сшибать бабки, значит, в нашем сумасшедшем мире и съехавшей с катушек стране все нормально.

В грохочущем подземном поезде В. неожиданно высказал мысль, что, если кто-то верит в генетическое родство целых народов, то чем же сторонники славянского братства отличаются от сторонников превосходства (генетического) одной расы над другой. Что так, что эдак, но идеи завиральны. Они уничтожают нравственные барьеры перед генной инженерией. Никакие славяне (те же поляки) нам не братья. Мир стал прагматичен, и «брат» нынче слово, происходящее от слова «брать». Если славянину перелить кровь не соответствующей группы от другого славянина, то тот, кому влили не то, скорее всего, умрет. У меня вторая группа, резус фактор отрицательный, и мне нужна именно эта кровь, хоть от казаха, хоть от француза. Последний оплот родства - семья - и тот рушится. Чуть кто-то умер, и наследство обломилось, родные братья-сестры могут стать друг другу лютыми врагами. Всё о родственнике-противнике знают, оттого боевые удары болезненны, а лучше, если и смертельны. Брат ли мне западный украинец? Эти «братья» в жестокости покруче фашистов были. Животы вспарывали беременным. Младенцев шмякали о деревья. Людей разрывали согнутыми деревьями. Нынче славяне славян пожгли на Украине, так тысячи «братьев» в Киеве радостно пели и плясали на сожженных трупах. И этот, как его, «батька Лукашенко» все мальчика с собой всюду таскает, престолонаследника готовит. Намучаемся мы еще с этим, сходящим с ума, колхозником. Надо от вредных мифов освобождаться.

«Вот ты, отец, чуть плохо, побежал сразу в Кронштадт. Туда, где боевые корабли и пушки. Инстинктивно ищешь защиты. Просто - у России есть два союзника - ее армия и флот. В современных условиях - вежливые люди в камуфляже и межконтинентальные баллистические ракеты. Брат нам тот, у которого интересы такие же, как и у нас. А западенцы нам не братья. Шавки, что, как щенята, писаются у европейского коврика. Братья в данный момент для нас индийцы. Англичане говорили - у кого в короне такой алмаз, как Индия, тот и морем правит».

Мелочь, но неприятно

На Президиуме обсуждали награждения почетными грамотами. Чувашские лесники выдвинули троих – Байнякшина, Богданова и Любимову. Лесникам вообще в последние недели везет. Глава Чувашской Республики Игнатьев отметил своей грамотой некоего Мусабирова, а Госсовету предлагали отметить этих троих.

Услышав фамилию Богданова, вздрогнул. И голосовать за его кандидатуру отказался. Соратники по заседанию спросили: «Ты чего? Хороший же мужик! Давай грамоту дадим!» А я в ответ: «У меня предчувствие нехорошее, особенно относительно лесников». И точно: не прошло и двух недель, как с Мусабировым приключилась неприятность. Не дай Бог, неприятности сейчас начнутся и у других. В том числе из списка, который обсуждали на Президиуме. Неприятно, но факт – в современной Чувашии как кого-нибудь наградят, так тут же и посадят.