September 27th, 2014

Замерзший

Холодно, холодно, дом на морозе.

Солнце повисло на длинной березе,

Золотом красным устало блестит.

Месяц чуть виден, умаялся, спит.

Тихо… Не скрипнут ни сосны, ни елки.

Спят беспробудно медведи и волки.

Сытно мурлычет ленивая рысь,

Желтым глазищем уставилась ввысь.

Снег, словно голубь, и бел, и наряден.

Полдень не пробил, он просто украден.

Время застыло - ни в горку, ни вниз.

Вижу я вечности черный карниз.

В дом - в рукавицах. Овчина не греет.

Руки не чуют поленьев. Стряхнуть

Пальцев негнущихся бледную жизнь -

Выпали чурки. Сажусь отдохнуть.

Там, за дверями, тепло и отрадно:

Печка тепла, разгорается ладно.

Котик мурлычет. В печи каравай.

Ну же, дедуля, замерзнешь, вставай!

Не засыпай! Шевелись! Чуешь, в темя

Бьется с нутра хлопотливое время?

Полдень украден, но ты еще жив.

Может, спасешься, глаза приоткрыв.

Сладостна стужа. Чуть дышишь. Кружится

Паром над грудью душа, словно птица.

Стрелки на часиках льдинкой горят.

Нежно сирени вокруг гомонят.

Сны бесконечны, как море. Привольно

Ты уплываешь в пучину. Как солью,

Брови обсыпет крутой сединой:

Солнце и месяц. Сиянье. Покой.

Заметки на ходу. Второе письмо другу (часть 128)

На Западе играют в демократию. Но там серьезно делят деньги. При царе и Сталине в демократию не играли, но там крепко отвечали за власть. У нас же сейчас нет ни серьезных денег, ни серьезной власти. Так, Дума какая-то.

Collapse )