September 26th, 2014

Между прочим

Между прочим, выступил на очередной, двадцать третьей, сессии Государственного Совета Чувашской Республики пятого созыва. Вот текст моего выступления.

На рассмотрение этой сессии представлен проект закона с длинным названием «О признании утратившим силу пункта 1 статьи 1 закона Чувашской Республики «Об исключительных случаях заготовки древесины и деревьев хвойных пород на основании договоров купли-продажи лесных насаждений».

Следует особо подчеркнуть, пункт 1 статьи первой упомянутого закона был в той редакции, которую ныне уже предлагается попросту отменить, принят в конце декабря прошлого года, т.е. действовал менее 9 месяцев. Вполне объяснимо, что подобная чехарда норм законодательства, прямо связанного с лесопользованием и поступлением средств в республиканский бюджет, не могла не обратить на себя внимание. И вот что удалось выяснить.

Первоначально пункт 1 той самой статьи первой закона «Об исключительных случаях заготовки древесины и деревьев хвойных пород на основании договоров купли-продажи лесных насаждений» был изложен в приемлемой и совершенно не противоречащей духу и букве Лесного кодекса РФ редакции: устанавливалось, что к исключительным случаям заготовки древесины (то есть к случаям, когда заготовка осуществляется не по результатам аукциона (который сэкономит бюджетные средства), а прямо без проведения каких-либо торгов и, что особенно важно (!!!) по минимальным ставкам платы относятся «работы, направленные на предупреждение и (или) ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

Однако уже в конце прошлого года эта – в общем-то, разумная и вполне понятная даже не специалисту в области лесного хозяйства – норма была отменена. (Попутно отменили и пункт, относящий к исключительным случаям и рубку деревьев, угрожающих падением на здания и сооружения – тоже, в общем-то, разумную норму). Но зато в законе появился пункт изумительного содержания, если вдуматься: к исключительным случаям отнесли «проведение рубок ухода за лесом, санитарно-оздоровительных и противопожарных мероприятий, если данные мероприятия не учтены при размещении государственного заказа на выполнение работ по охране, защите им воспроизводству лесов с одновременной продажей лесных насаждений».

Таким образом, при условии, что некоторые рубки ухода или сплошные санитарные рубки некими чиновниками из лесничества и (или) Минприроды Чувашии не были, скажем так, учтены при размещении госзаказа, то эти делянки чиновники могли продавать без всяких аукционов по договору купли-продажи по минимальным (федеральным государственным) ставкам платы за кубометр. Лихо, не правда ли???

Лес – это не рыба в реке и не зайцы в темном лесу (которые, тем не менее, все-таки тоже учитываются), лес с точностью до кубометра таксируется и без особых проблем (в условиях Чувашии) исследуется вплоть до каждого выдела. Получается, что ныне все еще пока действующая редакция пункта 1 статьи 1 закона де-факто разрешает чиновникам от лесного хозяйства проводить какие-то делянки через предусмотренную федеральным лесным законодательством процедуру торгов, а какие-то (якобы «не учтенные») продавать без аукционов. А, как мне объяснили специалисты, те самые рубки ухода, которые в профессиональных кругах уже давно окрестили «рубками дохода», - это не всегда вырубка чахлых фаутных деревцов. Под рубки переформирования или обновления зачастую идет высокоценный спелый и перестойный лес, который, разумеется, каждый хотел бы купить по минимальной цене, благо, что закон Чувашской Республики фактически дал карт-бланш чиновникам, принимающим на этот счет решения. Понятно, что от таких, якобы «не учтенных», рубок и огромного количества – после пожаров 2010 года – сплошных санитарных рубок бюджету – одни убытки, зато тем, кто принимал решение о продаже «не учтенных» лесов – очевидный профит. Не мне и не вам, господа депутаты, объяснять, как это все обделывается.

Ныне же нам предлагают эту, прямо скажем, коррупциогенную норму отменить, ссылаясь на то, что, оказывается (!!!), а дальше – цитата из пояснительной записки к законопроекту: «мероприятия, предусмотренные пунктом 1 статьи 1 Закона Чувашской Республики «Об исключительных случаях заготовки древесины и деревьев хвойных пород на основании договоров купли-продажи лесных насаждений», осуществляются в порядке, установленном статьей 19 Лесного кодекса Российской Федерации» (конец цитаты). Проще говоря, вопрос полностью урегулирован нормами действующего федерального лесного законодательства.

Скажите, пожалуйста, а кто ответит за убытки бюджета, когда за так называемые «не учтенные» рубки ухода и сплошные санрубки бюджет платил без аукциона по максимуму, продавая древесину по минимальной цене???

Что это было такое – с подачи Минприроды: махровый непрофессионализм или злой умысел??? И что за леса оказались в положении «не учтенных» нашими доблестными чиновными лесоводами???

Я обращаюсь с этой трибуны к Прокуратуре Чувашии, к Министерству внутренних дел, в Следственное управление по Чувашской Республике Волжского межрегионального природоохранного следственного управления, в Чебоксарскую межрайонную природоохранную прокуратуру и прошу считать мое выступление официальным обращением в связи с возможными фактами злоупотреблений со стороны чиновников Минприроды Чувашии и подчиненных ему лесничеств, которые вполне могли воспользоваться узаконенным Госсоветом пунктом закона, прямо, как оказалось, противоречащим Лесному кодексу Российской Федерации.

В заключение хочу добавить, что отменять такую норму, конечно же, надо… Правда, было бы интересно узнать, кто же и по какой причине все-таки посоветовал Министерству природы отыграть назад. Или уж слишком, как говорится, запахло жареным?

Питер. Май. 2014. 11

Что предпочтительнее, реальность или повседневность? В жизни - едино, но в художественном произведении художник разделяет эти два явления. Они могут сосуществовать вместе, но творец будто бы препарирует единый механизм и, срезав внешние стенки, вскрывает внутренние шестеренки, болты, цилиндры и валы. Те же голландцы с их навязчивой повседневностью превзошли сами себя, и миру явился Вермеер, который мог изображать сублимированную повседневность. У него «Девушка с жемчужной сережкой» преодолевает скучную повседневность. Из анонимности этой мещаночки вырастает образ непревзойденный, свободный от каких-либо ассоциаций. Повод для увлекательнейших романов, историй, предположений. И, все же, это порождение повседневности. Триста лет спустя, следуя за Вермеером, люди с фотокамерами научились (пусть и крайне редко) выхватывать из ежедневной скучищи взгляд, жест, поворот, кратковременное состояние, которое есть случайное (и прекрасное) перемещение в сущностное состояние бытия. Все, что помимо или вокруг пойманного мгновения теряет для нас значение. В кино «выпадения из повседневности» также встречаются. Хотя они, как и у фотографов, крайне редки. У голландца Вермеера эти «попадания» в сущностную реальность - в каждом произведении. В этом художнике суть переворота западного мира. У Вермеера это выглядит прекрасно - одушевление низкой повседневности - и логично. С точки зрения русского человека (и пруссака) все это фантастическое издевательство. Вот немцы не спешили на сладенькое. Они не сублимировали скрытую за внешним реальность. Они не «возгоняли спирт» до стоградусной крепости (выпил - и сразу бьет по мозгам, так крепко, как у Вермеера или Питера де Хоха). Кончается пьянчугами Яна Стена или Якоба Йорданса, приземлением святого, как у Рогира ван дер Вейдена. Немцы - это молодое вино романтики. Попытки разработать темы без использования ржаного теста каждодневности.

Долго стоим с М. возле великолепного полотна Каспара Давида Фридриха - серое море, парусный бот и двое молодых людей вглядываются в лениво расцветающее утро. Говорю М.: «Когда гляжу на это полотно, вспоминаю страстную повесть Гете «Страдания юного Вертера». В голове моей проносятся фантастические песни Шуберта и ненормальный баварский король, свихнувшийся на Вагнере». «Точно, - подтверждает мои слова брат. - Посмотри на великолепного Аахена. Между прочим, натюрморт Христофора Паудисса, а особенно его девичий портрет в профиль по уровню не уступают Вермееру, но, если бы меня спросили, Вермеер или натюрморт Паудисса, я остановил бы свой выбор на немце. Удивительно, но, рассматривая Вермеера, мне не нужно напрягать мозги, размышляя над всякими хитрыми сложностями. Как над удачной фотографией. Но вот у полотна Георга Кристофа Гроота не могу удержаться от размышлений. Портрет великой царицы Екатерины Второй, когда она была всего лишь княгиней. Юная девица, а какой ум в глазах, сколько такта и терпения. Муж ее, Петр, говорят, был пьяница и хамло. Дворцы при нем пропитались духом табака и портвейна. Каждый день пьян, а Елизаветинских вельмож, стариков в орденах и званиях заставлял маршировать на плацу и ржал при этом над их осанкой и животами. Жил в Ораниенбауме, молодую жену, красавицу Екатерину, не любил. У него были другие предпочтения. Но, факт: именно при Петре Третьем закончили сооружение Зимнего дворца, по которому мы сейчас бродим. При этом был германофилом. Русские - в Берлине, а Петр задружился с Фридрихом и все завоевания отдал. Однако, терпеть не мог датчан и разных прочих шведов. Офицеры и гвардейские полки были недовольны. Пассеки и Орловы плели заговоры. Молодуха Катя с решительными ребятами якшалась. Старики вельможи на это дело смотрели одобрительно. То есть Гроот изобразил не просто девочку, образованную простушку, а человека, способного припасы ума, образованности пустить в реальное дело. Все настоящее чревато смертью. Кто удачлив в реальных делах - мудрец и герой, а проиграл - злодей и преступник. Ты заметил, стены в немецком зале какого-то неестественного, светло-песочного цвета?»

Мелочь, но приятно

В Чебоксарах – городе идиотских рекламных объявлений – кто-то все же решил здорово напугать облысевшего урода, который рекламирует то ли ТВ, то ли Интернет. Подкрались они неожиданно к уродцу и крикнули: «Руки вверх!»

Уродец