August 7th, 2014

Выставка. 34

Изобретатели теоретических основ живописи не желали ясности. Собственно, ясности не принесла нотная грамота, в музыке. И уж тем более ничего не пояснила грамматика в мутных языковых глубинах. Все человеческое (как и сам человек) несовершенно, и все, что хоть немножко претендует на теоретичность, в итоге приводит к ухудшению и полному разрушению картины мира. Впрочем, некоторые технические приспособления, помогающие хоть немного остановить растекание квашни существования в мире, появляются. И каким же позором, в конечном итоге, они предстают. Выясняется, что все изобретенное, что в сфере общественного устройства, что в области техники, есть всего лишь средство уменьшить горечь от осознания несовершенства и облегчить невозвратную испорченность существования. Тот же фотоаппарат. Мертвая химия якобы запечатлевает мгновение. Жизнь, проходя сквозь дутые стеклышки объективов и металлический корпус с воровато мечущимися шторками перед объективом, ничуть не отражается навсегда, как думают некоторые. Тут нам явлен, в механической последовательности, процесс утраты, исчезновения реальности. Как от стихов остаются не слова, запечатленные пером или станком на бумаге, а лишь послевкусие (радостное или печальное) в теплых закоулках сердца. Почему «мастера» фотографии «подсели» на черно-белое? Все оттого, что наши умники докопались до простейших элементов изображения - точка, прямая, плоскость. Отсюда и вся механика фотографического устройства. Переход от холодного черного ящика - аппарата к воспроизведению различных сценок, которые должны разволновать зрителя, - обман. Не волнение зрителей, а чувство облегчения от страшной тяжести бытия есть главное в черно-белом снимке. Теоретики от искусства ушли от элементарной простоты дорогой лживых привязок механических первоэлементов к ощущениям, а от них к чувствам. Кто докажет, что линия, бегущая вверх, символизирует собой холод, а горизонтальная черта излучает тепло? А чушь про силы и результаты? Та же точка будто бы есть приложение сил, а они бывают чередующимися и одновременными. Чередующиеся силы дают линии ломаные. Одновременные же разрешаются в очертания кривые. Все эти пустопорожние заключения напоминают судорожные дергания утопающего, который перед лицом темной путины хватается за щепки разбитого волнами корабля. Рождаются тяжелые, чудовищные образы экспрессионизма, корявые сочетания футуристов или же занятные эксперименты Велимира Хлебникова (ну, как если бы вы покойника в гроб положили не в темном, скромном одеянии, а нарядили бы его в фальшивые роскошные одежды из театрального гардероба). Фотоаппарат, конечно, не жалкая щепка размышлений о точках и плоскостях. Это кислородная подушка для больного перед смертью. Или безнадежный спасательный круг посреди океана (бесполезный, и, к тому же, несчастного все равно сожрут акулы).

Книгу фотографий Гриффитса видел в Риме, в книжном магазине, в котором мы с братом пережидали дождь. Шестидесятые. Британцы протестуют против бомбы и ядерных ракет. На берегу Темзы, на ступенях какого-то важного офиса, валяются сотни людей. Лежачая забастовка. Ольстер. В садике женщина с газонокосилкой ухаживает за травкой. В том же садике, за кустом жимолости, прячется солдат (между прочим, чернокожий) с отличной снайперской винтовкой. Вот они, две одновременные силы (вектор одной - вверх, вектор другой - по горизонту). Но, что есть точка, откуда эти силы действуют одновременно? Газонокосилка - символ мещанского благополучия (за нее цепко держится «мирная жительница» Ольстера, ради этого же благополучия снайпер сейчас угрохает какого-то ирландского экстремиста). И тут же - благообразный старичок в круглых очках. Ласково простер он свои венозные руки над очаровательными головками маленьких девочек в форменных передничках. Надпись: «Лорд Лонгфил – король порно». Порно - штука, безусловно, сильная ничем не подкупающая, а сразу бьющая по мозгам. И еще - о так называемых «мирных жителях» (женщина с газонокосилкой). Мол, мы ни за белых, ни за красных - не трогайте нас. Таких в эти трагические дни много на Украине. Забыли, милые дурачки, про Бабий Яр. Вас-то, ягнятушек, в первую очередь и будут резать. Никто не поинтересуется - мирный житель или нет. Лучшие определятся сразу - за кого они.  

Между прочим

Между прочим, долгие годы занимаюсь проблемой осуществления федерального проекта под названием «Новый город», возведение которого началось между городами Чебоксары и Новочебоксарск в Чувашской Республике. От завершения строительства Чебоксары и Новочебоксарск отделяют множество проблем, и одна из важнейших - овраги. Позволю себе сделать несколько предложений.

О прибрежной зоне «Нового города».

Есть две темы - «город и Волга», «город и овраги» - которые всегда будут влиять на его развитие. Поводом необходимости обращения к ним стало возобновление строительства «Нового города». Переход от строительства обособленного поселка к строительству части Чебоксар, связывающей два города, превращают строительство жилого района в строительство одного из центров города. Он должен рассматриваться в комплексе с окружающей территорией и с выходом района на Волгу с созданием городской набережной, которой у города пока нет.

Овражно-лесистая территория площадью 160 га может и должна стать предметом обсуждения и планирования ее использования, учитывая, что:

- она свободна от чьих-либо прав, кроме прав города, развивать ее надо в общегородских интересах;

- надо воспользоваться окончанием строительства ГЭС для создания набережной «НГ», и это должно стать началом благоустройства всей береговой зоны города;

- надо проектировать инфраструктуру района с учетом этой территории и защищать инвестиции в РФ и ЧР;

Строительство дорог-съездов по оврагам на набережную и строительство дороги вдоль Волги может стать короткой связью города с Заволжьем и, в комплексе с газификацией, ускорит развитие Заволжья.

Начать с утверждения границ города, как населенного пункта, с перевода территории из федеральной собственности в собственность города.

Провести конкурс эскизных проектов развития прибрежной зоны «НГ» или процедуру приглашения внешнего автора проекта по аналогии с реконструкцией Красной площади.

Волгоград, Нижний Новгород, Ульяновск, Самара разрабатывают проекты освоения проблемных прибрежных зон. Чебоксары до сих пор «отворачивались» от Волги.

Первым шагом может стать назначение заказчика и финансирование проектных и изыскательских работ, т.к. геодезической съемки этой территории нет.

Мелочь, но приятно

Неожиданно стали звонить бывшие важные люди, обитающие ныне в Москве. И ласково так: ну, как дела, дружище? Отвечаю: мы работаем, власть старается, а вот Николая Федорова и его друга Павла Семенова в последнее время в республике что-то не видно.

А ведь, казалось бы, для Николая потребность в запасной территории (куда можно приземлиться, когда не станет министром) сейчас актуальна как никогда. Глядишь в телек, а там Путин принародно, перед крестьянами распекает министра сельского хозяйства. Открываешь федеральную газетку – а там потешаются: мол, юрист-животновод по популярности и узнаваемости среди членов Кабинета министров Медведева на самом последнем месте. Да и перспективы самого медведевского кабинета крайне неопределенны. Так что «запасной аэродром» нужен позарез.

Уж не знаю, в каких отношениях бывшие солидные люди, названивавшие мне, находятся с Федоровым, но глядь – а Федоров-то уже здесь, в Чувашии. Прямо как будто мои слова услышал. И журналисты, конкретно и плотно заинтересованные в судьбе Николая Васильевича, тут как тут. Мол, как так! Николай уже на родной земле! Одинокий! Бродит по улицам, сидит, тоскливый, в каких-то пыльных конторах. А Игнатьев и его окружение на прогуливающегося юриста-сельскохозяйственника - ноль внимания.

Я, конечно, не в восторге от деятельности Игнатьева и его друзей, но и их понять можно. Мол, чего приперся? По всей стране – страда, польские яблоки надо менять на казахстанские, а ножки Буша, на ножки премьера Ху Цзиньтао. Конкретная заинтересованность некоторых мастеров пера в стремлении описать этот странный визит понятна. Поинтриговать, поразвлечь публику, напустить туману. Положено. Но, видно, и для них явление Мигулая (Айтуруха) было неожиданным. Стоит только посмотреть на фотоснимки, которые гуляют по Интернету. Стоит Коля-Айтурух посреди пыльных сорняков, между каких-то заборов. Ни «Харлея» при нем, ни банданы. Даже любимый парик - и тот не успел надеть для маскировки. А вокруг валяются нервно скомканные бумажки. Как будто невтерпеж было Николаю – забежал он за забор, тут-то его и застукали. Он вскочил, бумажки раскидал и показывает непрошенным папарацци: мол, ребята, ну что же вы делаете?

Данный фотоэтюд показался мне явлением более сильным, чем фильма, где Айтурух танцует, вместе с бывшим ректором ЧГУ Львом Пантелеймоновичем Кураковым.

Федоров