July 8th, 2014

Выставка. 18

Если в жизни наступает момент, когда чувствуешь повторение пройденного, значит, ушла молодость. Места разные, но все - знакомо. Окружающее - уже не пейзаж. Таинственная сила, та, что заставляла тебя раньше новому удивляться, ты радовался (или ужасался - во всяком случае, реагировал на новое), теперь толкает тебя к преодолению чувства повторения. Попытка преодолеть знакомое, обыденное, повторяющееся. Мысль и чувства эта сила заставляет быть другими. Нужно остановиться, оглядеться. Это не менее трудно, чем просто слизывать новое. В жизни «спускаться под горку» труднее, чем «подниматься на горку». Только силы-то уже не те. Когда трудность преодоления уже виденного и испытанного не может быть преодолена внутренней энергией - все, нить рвется. Человек испускает дух. Перед завершением пути все понимают - мгновение прекрасно своей простотой. Порядок вещей тебе - непонятен, но простота его очевидна. Глупости про то, что на одном конце земного шара бабочка махнет крылом, а на другом конце из-за этого случится землетрясение, просто раздражают. Хотя и раздражение - не ново. Мир, мол, неинтересен, в нем ничто больше не случится. Лет семьдесят нам отмерено на то, чтобы входить в мир окружающего. Награда - здесь, на этом пути вряд ли что-то случится. Необходимость что-то понимать, о чем-то беспокоиться - удовольствие. Но, и отсутствие потребности что либо понимать или беспокоиться тоже великое удовольствие. Наслаждение отсутствием угрозы. Понимание того, что ждет тебя впереди, так огромно и непонятно (смерть!), что твои личные заботы и страхи - ничтожны. Бессильно тонешь в повторяющемся, как в маленькой подводной лодке, у которой нет ограничения на глубину погружения. Ты просто исчезнешь в океане - и все. Когда ты гребешь против течения, лезешь по тропинке вверх, тебя волнует Достоевский и его легенда о великом инквизиторе. Но, вот начался спуск, и уже абсолютно ясно - инквизитор был прав перед Христом. Надо позволить людям жить так, как учил этот Христов антагонист, и все встанет на свои места. Дайте людям нырнуть в грех, окунуться в него с головой. Захлебнутся во зле немногие (либо очень слабые, либо чрезвычайно умные). Середнячки прекрасно будут плавать в жгучем рассоле зла. Человеческое - это не великое. Человеческое - это способность держаться злому в еще большем зле. Революция, война - гибнут миллионы. Сотни же миллионов - выживают. Субъект измучен картинами убийств, которые совершены им же. Субъект от этого сходит с ума. Якобы совесть. Неправда - идет борьба двух начал: раскаяние в убийстве, радость оттого, что уцелел сам. Радость личного выживания - вот безусловная привычка. Постоянно повторяющаяся. Истинно человеческое. Радость эта обманчива, лжива. Но, ничего, сгодится и это. Это и будет главным содержанием существования, растянутым на десятилетия. Велик тот художник, кто доставляет себе удовольствие писать тривиальное. Тот, кто не собирается человека ничем удивлять - истинно велик. Он изображает великий океан, в который как раз и погружается наша индивидуальная подводная лодка.

Перед сном готовился к выступлению на мероприятии, ради которого меня привезли в подмосковное тихое местечко. Еще у могилы Чаадаева мне позвонила женщина: «Игорь Юрьевич! Вам выступать в первый день. После большого начальника». Пытаюсь что-то мычать про тарифы на тепло и безобразное положение в коммунальном хозяйстве. «Нет, нет, - давит дама (она же не знает, что я только отошел от могилы Александра Исаевича и на душе у меня противно), - надо про конституционный процесс. Событие-то какое великое - Крым, русская земля!» Соглашаюсь - Крым, так Крым. Во втором часу ночи засыпаю. Приходит странный сон: если плыть к городу Горькому, то посреди неширокой отчего-то Волги взвилась высоко-высоко светло-серая башня. Сложена из гладких скользких камней. Я - на берегу, и вода в реке неподвижна. Гладкая как зеркало. Та, что всегда молчала, а я удивлялся этому, говорит: «Это Вавилон. Не удивляйся. Башня его - вот она. Ты будешь просто смотреть снизу вверх. И великое смешение языков тебя минет».

Между прочим

Между прочим, зачастую незаконно взимается плата за уборку дворовой территории. До проведения межевания и передачи земельного участка собственникам жилых помещений в МКД у них не возникает обязанности по содержанию муниципального имущества (данный факт неоднократно подтвержден в различных судах РФ). В соответствии с ч.5 ст.16 Федерального закона от 29.12.2004 №189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса РФ» с момента формирования земельного участка и проведения его государственного кадастрового учета участок, на котором расположен МКД и иные входящие в состав такого дома объекты недвижимого имущества, переходят бесплатно в общедолевую собственность собственников помещений в МКД. В соответствии с п.п. «е» п.2 «Правил содержания общего имущества в МКД и правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в МКД ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность», утвержденных постановлением Правительства РФ от 13.08.2006 №491, в состав общего имущества в МКД входит земельный участок, на котором расположен МКД, и границы которого определены на основании данных государственного кадастрового учета с элементами озеленения и благоустройства. В соответствии с п.12 Правил собственники помещений вправе самостоятельно совершать действия по содержанию и ремонту общего имущества или привлекать иных лиц для оказания услуг и выполнения работ по содержанию и ремонту общего имущества с учетом выбранного способа управления МКД. В силу п.п. «в» п.15 Правил в состав услуг и работ не входят уборка и очистка земельных участков, не входящих в состав общего имущества, а также озеленение территории и уход за элементами озеленения (в том числе газонами, цветниками, деревьями и кустарниками), находящимися на земельных участках, не входящих в состав общего имущества. Указанные действия осуществляются собственниками соответствующих земельных участков.

Мелочь, но неприятно

Понятно намерение нынешнего режима в республике решить относительно меня две задачи: представить большим другом и соратником бывшего президента ЧР Федорова и сделать из меня клоуна. Печально, когда в этих попытках принимают участие некоторые милейшие люди, которые при встрече демонстрируют мне полный респект.

Взять того же Игоря Кушева. В СМИ он сообщает, что с оппозицией невозможно о чем-то договориться: «Вспомним недавнюю сессию, когда обсуждались поправки в регламенте. Мы предварительно вроде с лидером эсеров Игорем Моляковым пришли к консенсусу. А он потом выходит к микрофону – и опять все сначала. Спрашиваю у него: как же так, мы же договаривались? А он спокойно отвечает, что успел поменять свое мнение».

Что касается открытого поименного голосования, переноса выступления депутатов с конца сессии на начало и первого организационного заседания избранного Госсовета, то мое мнение на протяжении долгого времени остается неизменным. В этом можно убедиться, прослушав записи последней рабочей комиссии и нескольких заседаний Президиума Госсовета, на которых я открыто и официально предупреждал, что с согласия и по решению фракции вновь буду поднимать эти вопросы.

Дело не только в том, что избиратель, поверивший Кушеву, может решить, что я несерьезный человек. Речь идет обо всей нашей фракции и региональном отделении «Справедливой России». Избиратель скажет: что за несерьезная организация! Руководитель фракции у них болтает, что ему в голову взбредет, а остальные на это не реагируют». Получается, что не только Моляков клоун, но и вся организация несерьезная.

Поэтому еще раз объясняю для непонятливых: что касается поименного открытого голосования, то мнение и мое, и нашей фракции остается неизменным, и мы будем продолжать попытки внести соответствующее изменения в регламент. По этому вопросу ни с какими иными политическими организациями мы не договаривались. А если представителям некоторых партий, в частности «Единой России», что-то кажется, то креститься надо.