April 23rd, 2014

Питер. 2013-2014. 27

Зал плывет по кругу. У зенитного орудия кресло стрелка низенькое, железное, с круглыми дырками. Летом, в жару, рядом с разогретым пороховыми газами стволом, бывает жарко. Гимнастерка, штаны - все вымокнет, и отверстия снизу нужны непременно. В новом помещении музея некоторые экспонаты можно трогать, вертеть. На небольшом возвышении длинноствольная, с раструбом на конце, пушка. Можно сесть за рычаги, вращая ручки, развернуть хищную штучку на 360 градусов. Вот я и верчусь. 2 января в музее почти пусто. Далеко-далеко женщина-экскурсовод показывает двоим - папе и сыну - шведское револьверное орудие. Барабан с множеством стволов со щелканьем проворачивается. Даже издалека видны хищные гнезда стволов. Слышно, как механическое щелканье перемежается с радостными возгласами пацаненка. Магическая сила оружия.

Несколько десятилетий копошусь среди большого количества людей. Ткань людского сообщества легка, подвижна, словно эфир, словно утренний туман. Вода, даже родниковая, по сравнению с субстанцией человеческих мыслей, чувств, радостей и психозов, тяжела, неповоротлива. Занятие с людьми хлопотно, страшно изматывает. Жалкие подпорки для так называемых «общественных» деятелей - общественные организации, сообщества по интересам, партии - подпольные, полуподпольные, легальные, оппозиционные и провластные, так называемые «харизматические» лидеры. Залез в партию - печешься о власти (подлинной или мнимой). Три вещи - идеология с программой, организация, тактика. Собрал на короткий миг эту лихую тройку - едешь. Развалилась эта троица (лебедь, рак и щука) - тебе же снесут башку. Раскручивая ствол зенитки, ощущаю необычайное наслаждение. Ненависть души моей, острота мыслей, сила мышц многократно усиливается этой машиной. А какой кайф пронизывает тебя до самых пяток, как представишь грохот стрельбы, запах пороха, летящие в сторону отработанные гильзы. Мне ведома сила снаряда, уходящего с ревом в многокилометровую даль. Увидеть глазом нельзя, но прочувствовать каждым всполохом возбужденного духа стремительную тень летящей смерти - это доступно. Видишь в мощный бинокль, как километров за восемь от огневой позиции разлетается в мелкую щепку муляж танка. Еще хищный шорох снаряда - и уже нет дома, а потом и грузовика. Зенитка - орудие злое, беспощадное, мелкое. Сыплет малюсенькими снарядами, словно огненным дождем. Там, где нужен один заряд ста двадцати двух миллиметровой гаубицы, потребуется снарядов двадцать из легкой, веселой зенитки. Но, если мощный снаряд милосерден, добр (уничтожает тебя сразу и не больно), то зенитные снаряды будут рвать твою плоть на куски, и сдохнешь ты не сразу. Умирание твое будет мучительным. Ты успеешь увидеть собственную ногу в одной стороне, а кисть, допустим, правой руки - в другой. И никакой тебе организации и программы. Одна убедительная, наглядная тактика.

Мелкая дрожь била мои ноги, руки, грудь, когда вылезал из-за зеленого пушечного ствола. Медные палубные орудия. Когда появились пушки, заряжаемые с казенной части, то размещались они зачастую прямо в офицерских каютах. В музее множество картин: толстое серое орудие, канаты, пушечные колесики, полка с книгами, рабочий стол и морская койка с грубым солдатским одеялом. Много Айвазовского. Страшная Крымская баталия - и там офицер-артиллерист Толстой. Чудовищное русско-японское столкновение. Эскадренный броненосец «Петропавловск». 31 марта 1904 года. Погибли 648 матросов и офицеров (восемьдесят человек, правда, спаслось). Но вице-адмирал Макаров и выдающийся живописец Верещагин (в России искусство двойного назначения!) погибли. Японцы тоже любят, чтобы было все попроще и всё вместе - и идеология, и организация, и тактика.

Мелочь, но приятно

Несколько дней назад, как всегда, с утра нарезал на велосипеде круги по беговой дорожке стадиона «Спартак». Заодно снял на камеру безобразное состояние этой самой беговой дорожки, некоторую запущенность лестниц, по которым люди должны подниматься к трибунам, а также большое количество разбитых кресел на этих самых трибунах. Указал, что данный непорядок совершенно не соответствует аккуратности только что введенного в строй спортивно-оздоровительного комплекса. Запись сунул в Интернет.

И уже на следующее утро, приехав на стадион, был остановлен молодым человеком в кожаном плаще, представившимся руководителем всего спортивного комплекса. Глаза у молодого человека были очень недобрые. За его спиной маячили фигуры также явно недоброжелательно настроенных ко мне людей. Молодой человек заявил, что прежде чем выкладывать сюжет в Интернет, нужно было прийти к нему в кабинет, поговорить по душам, посоветоваться.

Стараясь быть дружелюбным, ответил молодому начальнику, что обязательно зайду как будет время, а сейчас, извините, времени нет. Занят очень, у меня утренний моцион.

Человек в кожаном плаще упорно продолжал рассказывать о выдающихся успехах спортивного заведения и о том, что беговую дорожку, лестницы и само футбольное поле будут приводить в порядок на будущий год (если, конечно, будут выделены средства).

С трудом дослушав отчетный доклад, вскочил в седло и умчался прочь. Однако заметил, что мастеровые люди уже притащили большое количество новеньких кресел и заменяют ими разбитые. А сегодня появился песок. Цемент, лопаты, и люди при лопатах, которые взялись приводить в божеский вид лестницы. Подумалось: хорошо-то как, эдак они и до 2015 года все отремонтируют. И депутат работает день и ночь, даже когда выходит на утреннюю зарядку, и то есть от него народу польза.