March 18th, 2014

Между прочим

Между прочим, история с Мыслецом имеет довольно богатое продолжение. Последовательность событий такова. В 1997 году Волжский природоохранный прокурор обратился в Арбитражный суд Нижегородской области с иском в интересах Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды ЧР о взыскании с ВГУП «Горьковская железная дорога» МПС России денежных средств в размере 40 млрд. 134 млн. 71 тыс. 65 рублей в счет возмещения причиненного в результате крушения ущерба. 23.04.1997 определением Арбитражного суда Нижегородской области утверждено мировое соглашение, в соответствии с которым определены обязательства ГЖД по возмещению причиненного крушением ущерба и проведению восстановительных работ. При этом каким-то непостижимым образом пунктом первым данного мирового соглашения ГЖД обязалась возместить ущерб в пределах 18 млрд. рублей. На эту сумму Горьковская железная дорога обязалась построить экспериментальное сооружение по очистке стоков мехового производства и стоков в селе Николаевское Ядринского района. Было намечено строительство экспериментального сооружения по очистке стоков Ачаковского пивзавода Ядринского района с полной биологической очисткой. Железнодорожники обязались принять долевое участие в организации федеральных заказников «Порецкий» и «Шумерлинский», в расширении и реконструкции канализационных очистных сооружений и в строительстве очистных сооружений ливневых стоков в Шумерле. При этом тогдашний министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Автономов отказывается от взыскания в Арбитражном суде суммы в 40 млрд. 134 млн. 71 тыс. 65 рублей. Четко устанавливался срок исполнения соглашения – 5 лет. С подобным мировым соглашением не согласился Чебоксарский межрайонный природоохранный прокурор В.Ф. Филиппов. В своем обращении к тогдашнему президенту ЧР Федорову он написал, что сумма в 18 млрд. крайне недостаточна для выполнения природоохранных работ после аварии. Последовало обращение в Арбитражный суд. Постановлением Арбитражного суда Нижегородской области от 03.08.1999 вышеуказанное определение было отменено, дело направлено на новое рассмотрение, и производство по делу было возобновлено только в 2004 году. Решением Арбитражного суда Нижегородской области от 22.09.2005 в удовлетворении исковых требований Волжского природоохранного прокурора было отказано. Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Нижегородской области от 05.06.2006 решение об отказе было отменено, а судом на ОАО «РЖД» возложена обязанность произвести работы по приведению в первоначальное состояние водного объекта – ручья Западный Безымянный по содержанию фенола. Судебный акт вступил в законную силу.

По итогам проведенных 29.08.2012 публичных слушаний с участием жителей поселка Мыслец между ОАО «РЖД» и Минприроды ЧР заключено мировое соглашение от 11.03.2013 о замене определенных постановлением Арбитражного суда Нижегородской области от 05.06.2006 обязательств на обязательство ОАО «РЖД» провести ремонт водопроводных сетей и сооружений системы водоснабжения поселка Мыслец. Это мировое соглашение согласовано с Волжским межрегиональным природоохранным прокурором и утверждено определением Арбитражного суда Нижегородской области от 02.08.2013.

Мелочь, но приятно

ЖКХ – сила. Я вот много месяцев наблюдаю за беспощадной борьбой нашего Пенсионного фонда, который утверждает, что белая зарплата – это достойная пенсия в старости, и забугорной фирмой «Рив Гош», которая ни в какую не соглашается с этим утверждением и советует гражданам не дожидаться старости, а уже сейчас покупать гигиенические изделия, предлагаемые данной славной организацией.

А недавно вижу - на том рекламном щите, где идет эта беспощадная битва, размещен шикарный плакат: «С праздником вас, работники жилищно-коммунального хозяйства!» Во, молодцы! Тут люди не на жизнь, а на смерть бьются, а у них праздник.

Питер. 2013-2014. 2

Ленинград - без солнца. Без снега. Без ветра. Платформа на Московском вокзале мокрая, чистая. Толпа пассажиров потянулась к стеклянным дверям вокзала. Из толпы выныривают брат и сын.   В. перехватывает у И. сумку, и они быстро уходят по Старо-невскому проспекту в сторону Александро-Невской лавры. С братом решаем не идти по Невскому, сворачиваем мимо огромного торгового центра под названием «Галерея» в улицу, идущую параллельно Невскому. Натыкаемся на скромный памятник Адаму Мицкевичу, а позже выходим на Владимирский проспект. В здании театра им. Ленсовета рассматриваю расписание спектаклей на ближайшие дни. В театре новый режиссер по фамилии Бутусов. Все это настораживает, тем более что главреж подозрительно зациклился на классике: «Преступление и наказание», «Три сестры», а спектакль, на котором остановил внимание, имеет название «Все мы прекрасные люди», но сделан по пьесе И.С. Тургенева «Месяц в деревне». На афише спектакля знакомая мне актриса, Анна Ковальчук, почему-то сидит в ночной рубашке в ванне и яростно разбрызгивает воду. Странно. Нынче, если молодой худрук берется за классику, так обязательно с маниакальным желанием ее испоганить. Все-таки беру билет на 30-е. Четыреста рублей.

С Владимирского выходим на Невский. Проспект, как всегда, бурлит. Под бурым небом - возбуждение и веселье. У Александровского театра уже нет новогодних шалманов, как это было в прошлый Новый год. М. сообщает, что в этом году на украшение города выделено на двенадцать миллионов меньше и ряженых с песнями отодвинули на площадь перед Театром юного зрителя. Тротуары Невского покрыты не асфальтом, а темно-розовыми мелкими кирпичиками. Перед Аничковым мостом убрали леса, и в старинном доме, в котором жил Белинский, - новая дубовая дверь, а в высоких окнах уютные огоньки украшенной елки. Грохочет строительная техника. Мостовая вывернута. Рабочие азиаты аккуратно перекладывают розовые кирпичи в тротуарном покрытии. М. гундит, что нужно успеть купить хоть какие-нибудь подарки знакомым художницам. Я же подгоняю - скорей в Эрмитаж, подарки - после.

На Дворцовой площади пусто, лишь медленно едет огромная карета, запряженная белыми лошадками. Повозка плавно огибает высокую синтетическую ель. За воротами дворца, во внутреннем сквере, ходит парочка ряженых - высокий молодой мужик в форме гвардейского офицера петровских времен и девица, столь же рослая, в старинном платье и короткой шубке, подбитой серебряной тканью. Очереди в музей нет, но в самом музее тесно, шумно, в раздевалку не протолкнуться. Билеты обходятся бесплатно (у М. удостоверения). За съемку на видео пришлось заплатить двести рублей - дали кругляшок зеленого цвета, с ухмыляющейся рожицей. Рожицу нужно приклеить на грудь, чтобы смотрители знали - за съемку уплачено. В Зимнем дворце тепло, даже душно немного, а золото парадной лестницы, что было скрыто на время реставрации, теперь вновь свежо и победно сияет.

Во-первых, выставка фарфора Ломоносовского завода. Во-вторых, коллекция английского серебра времен королевы Виктории. В-третьих, экспозиция, посвященная Году Голландии в России - король Вильям II и его супруга Анна Павловна. В-четвертых, собрание живописи Венского городского музея, а еще - мировой шедевр - портрет мужчины Антонелло да Мессины из Старого городского музея в Турине. Ноги уже наливаются благотворной тяжестью музейного многочасового похода. Естественно, сил на египетские залы не хватит. Вряд ли удастся добраться до стационарных экспозиций итальянцев, французов, немцев. Но зал с Византийскими иконами IY-XY веков необходимо посетить. У византийцев подумалось: двадцать девятое декабря. Еще тридцатое, тридцать первое. Новый год у матери. Мандарины и елка. Никаких простых лиц. Вот только я и византийские мозаичные иконы. Да плюс Антонелло да Мессина. Хорошо. Радостно. От этого покоя и довольства движение замедлилось. От одной иконы к другой переходил медленно, тщательно, со вкусом. Брат же торопил - скорее, нужно увидеть картины из Австрии.

Вышли в зал ломоносовского фарфора. Красиво, но мне-то нравится фарфор старинный. Здесь же - молодые мастера из «Мухи». Смятая газета и потухшая папироса. Или сумочка и кошелек: сумочка - чайник. Кошелек - чашка. Набор для чаепития. Разные часы в немыслимых фарфоровых рамках. Зеркала. Колокольчики. Неизменные слоники. Даже поздравительные открытки из фарфора. На одной из них надпись: «Миша! Поздравляю тебя с Новым годом!» Позвал брата, показал надпись. М. смеялся и, в свою очередь, показал мне целый отряд фарфоровых уродцев, слепленных по эскизам Михаила Шемякина.