December 17th, 2013

Москва. 2013. Съезд. 5

Вылез на «Баррикадной», и огромный монумент героям революции девятьсот пятого года пришелся как раз к моим размышлениям об Ильиче. Вектор мысленного потока был иной: в метро, от Ленина к Успенскому собору. Здесь - от памятника революционным рабочим к небоскребам Центра международной торговли и дальше, к меганебоскребу «Федерация». В том районе много чего - и гигантская гостиница «Украина», и Белый дом, и устье Арбата (бывший Калининский проспект). В голове заскрипели шестеренки - как уложить в одну линию девятьсот пятый, девяносто третий (ельцинский расстрел парламента), лужковский Центр торговли и прощелыгу Полонского с его недоделанной «Федерацией».

У нас Федоров лампочками оборачивал строительные краны. Ему представлялось, что так будет красивее. Сельским мальчишкам, думалось, нравятся яркие лампочки, огоньки, елочные игрушки. В Москве - тоже. Гигантские здания не достроены, а уже обвешаны гирляндами, задрапированы тряпками. Издали - готовые сооружения. Приглядишься - туфта. Многолетняя недоделанность хорошо просматривалась в свете яркого вечернего солнца, что стремилось к закату и толстые оранжевые лучи подсовывало снизу, под ребра пустых этажей. Получалась мелкая черная решетка на сочном, морковном фоне.

Вектор от революционеров к небоскребам никак не выстраивался. Есть захотелось сильнее. В чужих городах жадничаю. Впереди несколько дней, а кошелек не безразмерен. Могу в книжном магазине или у уличных торговцев натолкнуться на книгу, перед которой не смогу устоять. Решу купить, а деньги прогулял. У метро, в ларьках, ищу чего-нибудь подешевле. Нашел вафли за двадцать пять рублей упаковка и мягкие тульские пряники по восемнадцать рублей. Еще студентом любил идти по Невскому, кушать пряники с начинкой из яблочного повидла. И по Москве недурно прогуливаться, не спеша поедая снедь, рассматривая окружающих и цветные вывески.

Вот редакция газеты «Московский комсомолец». У входа стайка тощих женщин со следами бурной столичной жизни на лицах. Интеллектуалки-журналистки. Надменно смотрят на меня, жующего. Недобро смотрят. Взгляды насыщены особым, смертельным ядом. Курят. Встаю напротив, созерцаю это болотце. Кажется, что про женщин ведомо мне все. Догадки об их жизненных путях-дорогах свалились на меня так же, как ощущение кладбищенского озарения. Ем (уже вафельку). Внимательно смотрю на курилок. Одна женщина не выдерживает: «Чего смотрите, молодой человек? Неприлично». Я: «Не на вас смотрю. Вот думаю - зайти или не зайти. Собаками интересуюсь, а у вас в соседях журнал «Охотничьи собаки». Тут уже несколько «отравленных» москвичек: «А мы как раз из этого журнала. Чего надо?» Я: «Так и подумал, что вы имеете прямое отношение к собакам и охоте. Спасибо, зайду позже». Разворачиваюсь, удаляюсь. За спиной негромкое шипение. Обошлось без укусов. В следующем ларьке купил газировки - запить сладости. Пил холодную воду, закрыв глаза. Мимо, рыча, проносились сотни автомобилей. Иду дальше. Магазин «Молоко». Надо запомнить. Вечером приду за булочкой, колбаской, томатным соком. Проплывает модное заведение Саиды Сапоговой (кажется). Памятник студенту, которого забили до смерти в царских застенках. К комплексу выхожу со стороны главного входа. Огромный, застекленный куб здания - офисное помещение №1. Подъезд номер четыре. Солнце скрылось. Все подернулось серым, отчаянно заблестела золотом фигурка бога Гермеса на высоком столбе, перед входом в Конгресс-центр. Снимаю кепку, идя по теплому ковровому покрытию к стойке администрации. Огромный зал. Мелодично позванивая, на значительную высоту возносятся стеклянные лифты. Журчит фонтан, а от пола до высокого стеклянного потолка аккуратно «нарублены» этажи-балконы. Если бы в помещении прыгала обезьяна, то подниматься под потолок этой роскошной клетки среди огней и вкусных запахов ей было бы весьма сподручно. Возле серебристых струек фонтана, между декоративными растениями, две полуголые высоченные девицы. В белых, чисто символических купальниках, у девиц такие же белые, как купальники, зубы, приклеенные улыбки, пышные черные гривы. Толстый мужик-фотограф запрыгивает на стул - снимает красавиц на камеру. Со стула - припадает к полу, встает на колено: щелк-щелк. Спрашиваю у фотографа: «Кто такие?» Дядька: «Конкурс «Мисс Вселенная». Конкурсантки из Новой Зеландии». «Можно с ними щелкнуться?» Фотограф: «Давай». Всовываюсь - плотный и лысый - между длинноногими феями. Прелестницы смеются, лопочут на английском. Разбираю одно: «It is fine». В ответ: «It is beautiful».

Между прочим

Между прочим, в соответствии с указаниями Государственного комитета РФ по охране окружающей среды была составлена программа первоочередных мероприятий по обследованию и реабилитации территории и здоровья населения в зоне влияния железнодорожной аварии на разъезде Мыслец на 1997 год. К ее выполнению был привлечен Научный центр экологической токсикологии (г. Москва), московская фирма «Биотест», НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды имени А.Н. Сысина РАМН, НИИ педиатрии РАМН, Институт эволюционной экологии имени Северцова (г. Москва), Центр клинической экологии при Минздраве РФ (г. Москва), НПО «Тайфун (г. Обнинск), а также Новосибирский НИИ гигиены. Все эти организации проводили мониторинг загрязнения окружающей среды - атмосферного воздуха, почв, поверхностных вод, суши, снежного покрова. Была проведена оценка состояния здоровья домашнего скота и птицы и, конечно же, выполнены мероприятия по эндоэкологической реабилитации здоровья населения, пострадавшего в результате аварии.

В предварительном отчете об итогах научно-исследовательской работы по теме «Оценка загрязнения фенолом воды и береговых грунтов реки Мыслец и района аварии» новосибирские специалисты отмечали, что еще не получены все необходимые данные и не завершены анализы проб воды в районе аварии. Эти данные будут приведены в заключительном отчете. Предварительное заключение позволяет говорить о том, что в воде в районе аварии присутствуют фенолы как техногенного, так и природного происхождения. В связи с изложенным следует признать целесообразным пересмотреть план дополнительных мероприятий по ускорению ликвидации последствий железнодорожной аварии. Для окончательного решения вопроса о вредном влиянии разлитых фенолов на здоровье людей, участвовавших в ликвидации аварии, необходимо провести специальное обследование пострадавших в стационарных условиях специализированных клиник.

Мелочь, но неприятно

Недавно Госсовет ЧР утвердил должность Уполномоченного по правам предпринимателей. Казалось бы, утвердили тебя – ну и сиди, солидно, с важным видом размышляя о том, как бы защитить несчастных фирмачей. Но этот самый Уполномоченный ведет себя очень странно. В прошлой жизни владел он рядом фотомастерских. И вот, этот самый уполномоченный во время больших собраний почему-то перемещается по залу с огромным фотоаппаратом и постоянно что-то снимает.

Сегодня глава Чувашии делал Послание Госсовету. Так вот этот радетель за благополучие деловых людей со своим огромным фотоаппаратом то на коленки встанет, то согнется в три погибели, а то вытягивается, чтобы быть повыше всех остальных фотокорреспондентов.

Вопрос: а кто его уполномочивал так себя вести?