December 13th, 2013

Валов - последний защитник русской драмы в Чувашии

А ведь два года они мучают зрителя «этим». Армянин Восканян зачем-то решил изрубить текст «Преступления и наказания» на куски. Обрубки Ашот швырнул на сцену русского драматического театра в Чувашии. И предложил актерам с этими кровоточащими кусками что-то сделать. Ей-богу, смешно смотреть, как Раскольников (в постоянном исполнении актера Смышляева) огромным топорищем из папье-маше рубит процентщицу (актрису Котельникову). И прямо по голове. А потом, по голове же, опять бьет маскарадным приспособлением ее молодую родственницу. На стене декорации адрес: Сенная площадь, 7. Но не смешно лицезреть широко известное сочинение Федора Михайловича, зарубленное реальным топором фантазии чувашско-армянского постановщика. Нам, добрым людям, так и хочется воскликнуть: «Не делай этого, Ашот. Нам же больно!» Но топор занесен. «Мясо» - трепетное, до сих пор живое, сложнейшего сочинения - нарублено, но, как оказалось, непригодно к потреблению. Уж как ни старался постановщик - включал рок-музыку с сильными басовым партиями, протискивал «под» и «над» нелепые массовки в русских сарафанах и косоворотках, а массовка дрыгалась, визжала, теребила нарубленное и мертвое. Если Ашот Восканян выполнял дежурную работу - театр-то русский драматический, и нужно же иногда давать начальству и зрителю, для отчета, что-то из русской классики, то лучше бы он не отчитывался вот так - нехорошо экспериментируя над Достоевским. Ведь знает, что для среднего чебоксарского зрителя нынче русская драма - это комедийная развлекуха от средних авторов родом из французских и итальянских провинциальных местечек. Русское, в нынешней версии, это нечто голливудское, прошедшее с большим успехом на Бродвее. Так будьте же честными - ставьте пошловатые комедии, как раньше, при царях, развлекались водевилями, а если опера, то непременно итальянская. Окружающее социальное пространство столь ужасно, бесчеловечно, что, исковеркав роман или пьесу стопятидесятилетней давности, делу не поможешь. Лучше закидать, что тлеет и гниет вокруг, легким песком легковесных слов и пьесок. В свалившемся на нас обмороке даже пьесы Островского начинают смотреться, как призыв к революции. За них повсеместно хватаются режиссеры за счет русской классики, обретающие ореол неких «революционеров». Знак слабости. Революционного, взрывного предложить не могут, а точнее, страшно боятся (и чего бояться - демократия же!). Вот и прячут голову в песок давних российских пьес и повестей. А задница-то все равно - на воздухе. И по ней секут беспощадно все, кому не лень. Достоевский же в сознании некоторых думающих предстает не совсем удачным объектом для отчета перед провинциальными начальниками по разделу «русского». Бердяев с Толстым, да и сам Василий Васильевич Розанов чуяли в Федоре Михайловиче червоточинку, странное «гнильцо». Выставляли эти «язвы» всемирно известного писателя на обозрение. Нынче наступило время «предостережения» по поводу Федора Михайловича. Не то чтобы «Осторожно, злая собака». Бери круче: «Не влезай, убьет». С Толстым и Достоевским в русской жизни открылся конфликт, который не решила ни революция 17-го, ни ельцинское варварство 93-го. В России (на это весь мир настороженно смотрит, желает научиться тому, что делать) нынче решается не проблема добра. Здесь решается вопрос о силе зла. Именно о «силе», ибо «сила» зла по-российски есть то, что падет на нас (случись что). Исчезнет мир. Ильич велик, но и он принял сторону Толстого («Лев Толстой как зеркало русской революции»). А кто встал на сторону Достоевского? Кто решал вопрос, что поважнее гамлетовского (быть или не быть?)? - «Вошь я или право имею?». А тут Восканян из Чебоксар (хорошо не из Биробиджана). Актер Смышляев спрашивает важнейшее - вот это, про вошь и право, а на самом - пальто современного покроя из ближайшего «Секонд хэнда». Подкладка у этого пальто новенькая, блестящая. Этот, так называемый Раскольников, так сбился из-за безобразия батыревских (или яльчикских?) школьников, которых зачем-то привезли в Чебоксары, что к концу действа шептал, валяясь на хлипкой койке (а он валялся на ней почти весь спектакль) нечто нечленораздельное, чуть слышное. Двое - Лариса Родик (Катерина Ивановна, жена Мармеладова) да боец Вадим Валов (Свидригайлов) пытались тянуть это странное действо под свист и бессмысленные хихиканья недоумков. Родик «разогрелась» минут на пять (произнося монолог на поминках Семена Захаровича). Валов же был хорош в циничном образе Аркадия Ивановича. Всего два отрывка, которые Восканян предоставил для матерого профессионала. Он прекрасно (особенно в сцене самоубийства) сделал свою работу. Но, вопрос: а зачем там были эти два свидригайловских отрывка? Зачем, повторюсь, задумано все действо?

Между прочим, прямо у театра - почти подземный проход в харчевню под названием «Лама». В театральном здании - холодно. Сельские школьники сидели в куртках. А в «Ламе» - люди водочку пьют - и пирожки с картошкой. Теперь с опаской жду 18 декабря. Ашот Восканян будет давать «Ревизора».

Мелочь, но приятно

Глава республики Чувашии Игнатьев накануне Нового года порадовал. Длительное время специалисты работали с нашим главой с целью сделать его публичные выступления понятными и неотразимыми. Стоит отметить, усилия мастеров риторики не прошли даром. Выступления Михаила Васильевича стали более ровными и содержательными.

А тут новый сюрприз – сначала в «Советской Чувашии» появились фотографии Игнатьева в каких-то немыслимо новых пиджаках, и вот логическое продолжение. Вчера каждому депутату Госсовета вручили свежий номер журнала «Life & Love», где редактором трудится некая Анна Спиридонова. Журнал посвящен жизни и любви.

Что касается номера, который получили в подарок депутаты, создатели журнала рассказывали о жизни и любви супругов Игнатьевых. Так и написано: «История любви четы Игнатьевых». О самом Михаиле Васильевиче с любовью сообщается, что после возвращения из армии он стал помощником комбайнера, а после уборки они в достатке получали зерна, соломы и кормов для скотины. Данная информация представляет в выгодном свете главу Чувашской Республики, в отличие от бывшего президента Чувашии Федорова с его пресловутой редиской.

Что же касается жены, Ларисы Юрьевны, то, будучи, как пишут журналисты, женщиной потрясающей доброты, жизнелюбия и мудрости, она никогда ни на что не жаловалась. Центральная тема публикации – это возведение дома. Так вот, жена Игнатьева вместе с мужем и бревна пилила, и дрова колола. Чтобы все успеть, супруги (а Михаил Васильевич своими руками валил и грузил лес для дома, вез его на пилораму, заготавливал доски и бревна) спали по три-четыре часа в сутки. В результате этой изнурительной работы семья окрепла, а Михаил Васильевич превратился, как он сам себя называет, в государственного деятеля.

Одним словом, хорошая статья, добрая. Один только недостаток, маленький, - в статье помещена фотография, на которой Игнатьев стоит со своими детьми возле книжного шкафа. А в книжном шкафу нет книг.

Но в основном приятно, что лидер республики поднялся на новый уровень взаимоотношений с избирателями. Значит, рассчитывает работать в должности главы еще долго – так же, как строил свой ненаглядный дом.

Между прочим

Между прочим, в том же, 1997 году, заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды ЧР А.Н. Автономов сообщал, что реализация плана дополнительных мероприятий по ускорению ликвидаций последствий аварии в нынешней обстановке, прежде всего, предполагает ликвидацию загрязненного фенолом грунта и подземных вод, реабилитацию природной среды и территории. Необходим большой объем работ по выемке и вывозу загрязненного грунта и откачанной воды для обезвреживания за пределами республики. Вода была столь насыщена фенолом и нефтепродуктами, что ее обезвреживание было возможно только в специальных условиях. По мнению Автономова, необходимо было создание дренажных систем и дегазация воздушной среды при производстве земляных работ. Для решения острейших экологических проблем в районе поселка Мыслец необходимо было изыскивать и применять более эффективные организационные решения. Если этого не сделать, подчеркивал Автономов, то план мероприятий по ликвидации последствий аварии, в том числе и МПС РФ, останется нереализованным. По сведениям Автономова, Межведомственным центром экономико-правовых проблем водопользования при Ассоциации водопользователей РФ, а также Минприроды ЧР была установлена приблизительная сумма средств, необходимых для компенсации ущерба от аварии – 5,4 млрд. рублей. С данной суммой не согласилось руководство Управления Горьковской железной дороги.