December 9th, 2013

Казань. 2013. 4

Советую всем впечатлительным читать Маркса. Его экономическое учение, как произведение высокого искусства, доступно немногим. Как успокоительное - отлично. Шахматы тоже успокаивают. Приговоренным к смерти можно и священника послушать. Но разве поп успокоит? Душещипательные истории о бродяге, почившем на кресте, не успокоят настоящего грешника. Настоящим грешником может быть и самый положительный деятель. Чего уж там - новорожденный, и тот появляется на свет в грехе. Грех - наше душевное и умственное смятение. Любой, даже самый ерундовый конфликт души или мысли, должен был бы убить человека сразу, поскольку человек не в состоянии сам погасить даже самый ерундовый конфликт. Он, воруя подсобные средства у окружающего мира, длит свою несчастную жизнь лет семьдесят-восемьдесят. Природе человек безразличен. Взятое для собственного спасения и мыслительного «пропитания» в чужом и холодном мире в итоге убивает человека. Зная это, человечек в ужасе пытается воспользоваться внутренними ресурсами. Изобрели законы «формальной логики» - закон достаточного основания, исключения третьего и так далее. Простая «таблетка аспирина» - но на какое-то мгновение, все же, умаляет боль изначального несовершенства. Появляются умники, что обезболивающее «логики» превращают в потребительский принцип. Растут, как грибы после дождя, гигантские супермаркеты - вот молочный напиток из сухого молока, а вот помидоры, выращенные на гидропонике. Вот табуретка - вполне дешевая, а здесь - синтетический коврик и картонная коробка для грязного белья. Дешевая (рациональная) мебель фирмы «ИКЕЯ». Кажется, «ИКЕЯ» - гигантский дешевый заменитель марксовой логики для убогих. Никогда не посещал «ИКЕЙ», «Ашанов» и прочих домов потребительского разврата. Представьте себе малогабаритную квартирку, оборудованную по современным, рациональным стандартам. Хозяин квартиренки, наконец, умер. В комнатушку с несерьезными стульчиками на колесах, компьютерами и плакатиками с изображениями полуголой Мадонны приносят гроб с телом хозяина. Представили? Сильно? Теперь посмотрите со стороны на жестяную гигантскую коробку, в которую понапиханы «ИКЕИ». Не кажется ли вам, что вся эта металлическая конструкция с тысячами людишек-муравьишек внутри - и есть уже готовый гигантский гроб?

В конце дня решили ехать на окраину Казани в суперсовременный торговый центр. Проехали мимо, похожего на чашу, Дворца бракосочетания. Потом спортивные объекты, возведенные к Универсиаде. Чувство неприятия фальши, зародившееся еще в Казанском Кремле (памятник русскому и татарскому зодчим), чрезвычайно возросло. Спортивная арена, что стоит в пустом поле, возле серой реки, опоясана ядовитым поясом неоновой рекламы. Мост. Снова пустынное поле с рыжей, пожухлой травой, а в центре, под низким серым небом, жестяной гроб-коробка с сине-желтой надписью «ИКЕА». Говорят, что буржуй, придумавший сеть этих магазинов дешевой мебели, внешне ведет очень скромный образ жизни - квартирка в Стокгольме, джинсики, свитерок. До конторы добирается велосипедом или на стареньком «Вольво». Осколок так называемого «креативного» класса. В шестидесятые годы прошлого века, когда появились босые и лохматые «гении» в голубеньких рабочих штанах, такие же «гениальные» лохмачи написали книжки. Сказали, эти лохматые кон-бендиты через сорок лет победят рак, будут продлевать жизнь до ста пятидесяти и обоснуют население на Марсе. В итоге - дешевые табуретки для городских работяг да сотовые, для того, чтобы море глупостей дураки имели возможность выплескивать в эфир. Хитрованы же тайно эту глупость сортируют. Следят, чтобы тупость не переросла в буйное помешательство. Ощущения меня не обманули - современный мегамагазин есть легкая, пустая скорлупа «Капитала» - беленькие косточки рационализма, прах суждений-умозаключений, высохшая соль слез по погибшим борцам за лучший и справедливый мир. Внутри казанский супергроб морковного цвета. Все оранжевое, а надписи желтые. Потом стены - синие, а надписи все равно желтые. На мебели можно сидеть. Люди и сидят, развалившись. Особенность - простые полочки, круглые черные часы, масса картонных коробок в дерматине, но, в каждом малюсеньком закутке - двухэтажная кровать и мягкий бесформенный диван. Спальня-зал-кухня в одном «флаконе». Мне нравятся двухъярусные кровати: чувствую власть вещей. Вижу хозяина «ИКЕИ» на велосипеде. Тихо играет «Pink Floyd» - «Wish you were here». Чтобы избавиться от душного наваждения, повторяю характерные отличия товарного производства из «Капитала». Перед казнью, в камеру попрошу первый том бессмертного сочинения.