November 2nd, 2013

Огонь искушения

Сам я парень лесной и гуляка степной,

В поле диком брожу, не стесняюсь.

Синий неба лоскут над моей головой:

Мну беспечно траву, не качаюсь.

Кто-то краску разлил на зеленом ковре,

Покачнусь, чтоб цветам поклониться.

Мне не стыдно упасть на вечерней заре,

В разнотравье хмельном раствориться.

Высоко надо мной кружат ястреб с орлом,

Где-то бродят медведи и волки.

Дол на дол наползает, а холм за холмом,

Да в низинах осины и елки.

Запах листьев сырых и грибной аромат

Растекаются в рощах шумливых.

Ночью тускло озера в осоке блестят,

В снах остынув простых и тоскливых.

Черный камень дубов, повалившихся вглубь

Вод речных, что лесами струятся.

Если встречу русалку, скажу: «Приголубь.

Сам я местный и мне ли бояться!»

Только местных ребят груз сомнений достал,

Все сильнее тревога желаний:

За лесами и степью огонь заблистал,

Сквозь восточную пыль расстояний.

Лес нам близок с рожденья и степи близки,

Но с ветрами приходят раздумья:

Где-то к югу вода разбивает тиски

Скал суровых в порывах безумья.

Голубые валы все бегут и бегут

В белой пене и в ярости дикой.

Не русалки, а демоны грозно зовут

Раствориться в стихии великой.

Реют птицы морские - белее, чем соль.

Огонек все зовет, серебрится…

И стремится к морям азиатская голь,

Чтобы воли бескрайней напиться.