October 21st, 2013

Крым. 2013. 38

Южные люди ловко катают тесто. Пропускают через металлические валики, обсыпанные мукой. В тонкие простынки раскатанного теста кладут сыр. Или сыр с помидорами. Почему-то чебуреки с сыром дороже чебуреков с мясом на две гривны. Это оттого, видимо, что молоко, из которого сыр, дали все же молодые коровушки. Во всяком случае, не древние старушки. А вот мясо, что размолото в фарш - это печальные итоги старости. Впрочем, не совсем ясно, чье это мясо. Какая честность - мясо неизвестного происхождения, и за «неизвестность» покупателям скидка - две гривны. Вываливающиеся из ворот крепости толпы жадно налетают на харчевни. Там в чанах кипит масло, стоит легкий чад. Бледные чебуреки швыряют в этот жидкий жар, перекидывают с бока на бок металлическими лопатками. Бумажные тарелочки. Салфетки. Целлофановый мешочек розового цвета. В. - один с мясом, другой с сыром.   Ю. - с сыром и ассорти (с помидорками). Невозможно есть, чебуреки такие же раскаленные, как масло, в котором их приготовили.

Спускаемся с пыльной горы, между камнями, через грязный ручей, по раздолбанным доскам. Сувенирные шалманы. В них - огромные раковины далеких морей с распахнутыми розовыми зевами. Поднес розовый пакетик с чебуреками к раковинам - и там розово, и тут. Взбивая горячую пыль, бредут по тропе неостановимым потоком люди. У всех в руках - розовые пакетики. У Фадеева в «Молодой гвардии» - начало романа, великолепная сцена народного исхода. Мы тоже спешим из крепости с узелками, хотя крепость никто не занял. И куда направляемся? Огибаем центр города узкими улочками, рвем виноградные гроздья (лозы протянуты через улицу, от забора к забору). Маленький магазинчик. Бутылка холодного портвейна «Солнечная долина». Столик. Стулья. Чебуреки остыли, и можно приступать к еде. Я лично ем виноград. Далеко вверху - шоссе. Дорога круто поднимается в гору. Легковушки, автобусы - поток. В потоке груженая «Газелька»-грузовичок. Видно же - мотор не тянет, слишком много всего навалено в кузов. Точно - хлопок, сизый дым, скрежет. «Газель» замирает. Начинает медленно пятиться назад. Позади - автобусик «Исузу». Вопли людей (боятся столкновения), а нам слышно даже в нашем «виноградном» укрытии.   Ю. говорит спокойно: «Сейчас грохнутся». Водитель грузовичка успевает выкрутить руль, и задние колеса упираются в высокий бордюр. Машина дернулась два-три раза. Встала. Из автобуса вываливаются пассажиры. Крики усиливаются. В. в ответ: «Не грохнулись же, чего шуметь-то!» Пробка. Нужен тягач, чтобы сдвинуть «Газель», восстановить движение. Смачно, плотно поедаются горячие чебуреки. Течет по рукам жир. Плывет с дороги ругань людская. Думается: теперь и на дороге придется долго загорать, а не только на пляже. Моем руки - и на пристань. Наш «Азов» дрейфует метрах в ста от берега. Подходит время, теплоходик выбрасывает над трубой облачко темного дыма. Гудит, медленно подкрадывается к бетону причала. Черные автомобильные покрышки, понавешанные от ударов корабельных бортов, грустная зеленая вода, мокрые толстые швартовы. Феллини «И корабль плывет». Очевидно, многое взято у Стэнли Крамера из «Корабля дураков». Дай бог, чтобы не «Титаник» Кэмерона. Наше суденышко раскачивает, и лучше высвечиваются характеры пассажиров. Хочется сказать молчаливой девице, что вот эта плоская гора - Демерджи. Не говорю ничего, поскольку плохо помню, почему возникла необходимость что-то говорить. Спрашивали меня о чем-то или нет? Пацаны - на носу. Солнце садится. Небо подергивается розовой дымкой (как будто на него натянули мешочек из-под чебуреков). Из-под кормы бурными валами идет вспененная вода. Мои ноги перекинуты за борт, нависли над пеной. Небо будто наливается тьмой, а на горизонте пожар разгорается. Солнце уходит за темную громаду Аю-Дага. Между тем чайки, сволочи, не желают есть хлеб. Сумку с буханкой спрятали за канатами. У ребят было еще полбутылки. Целлофановые стаканчики: глоток, кусок хлеба на закуску, другой кусок - чайкам. А их нет. Зато появились дельфины. Обреченно кидаю остатки хлеба этим юрким морским клоунам. Темноватый Гурзуф. Словно вульгарная женщина, вся в веселых блестках огней - Ялта. Тихая наша Алупка да длинный луч света в море с маяка на Мисхоре.

Между прочим

Между прочим, странная и трагическая смерть постигла главного бухгалтера ОАО «Чувашавтодор» С.П. Семенова. Не старый, крепкий человек ушел из жизни как раз в то время, когда правоохранительные органы разбираются с деятельностью директора ОАО «Чувашавтодор» Волкова. Установлено, что 19.09.2013 С.П. Семенов с телесными повреждениями в виде колото-резаной раны в области шеи доставлен в реанимационное отделение Новочебоксарской городской больницы, где скончался. По данному факту Новочебоксарским межрайонным следственным отделом СУ СК РФ по ЧР проводится проверка в порядке статей 144 и 145 УПК РФ, а по ее окончании будет принято решение, предусмотренное уголовно-процессуальным законодательством. Намерен внимательно проследить за процессом расследования этой странной гибели.

Мелочь, но приятно

Вся республика ждет обещанного сенатором Лебедевым введения в строй завода по переработке топинамбура. Дождаться этого самого переработанного топинамбура не удается уже много лет, надежды тают. Не забыл ли сенатор Лебедев, представляющий в Совете Федерации Госсовет Чувашии о местной политической элите?

Оказывается, не забыл. На днях Лебедев, словно заботливый пионервожатый, решил сводить местных парламентариев на премьерный показ фильма «Географ глобус пропил». Очень актуальное кино, если вспомнить, что местный Госсовет своим решением лишил Чувашию статуса государства. Географ глобус пропил, а что пропили местные?

Также очень приятно, что сенатор сохраняет добрые представления об умственных способностях местных чиновников. Ведь мог бы пригласить людей на мультконцерт, который устраивает группа «Барбарики». Тоже веселое зрелище. К тому же о трезвых людях. И состоится в праздничный день – 4 ноября.