October 18th, 2013

Между прочим

Между прочим, в парикмахерской меня постоянно спрашивают: прямые виски или косые? А и не знаю, чем прямые от косых отличаются. Однако вот уже много десятков лет не спрашиваю парикмахера, в чем же отличие. И нахожу в этом особую прелесть. Правда, всегда виски выбираю прямые.

Мелочь, но неприятно

Повсюду развешено броское объявление: «Срочно! Необходима кровь – 4-я положительная для…» – и дальше следуют фамилия, имя, отчество больного человека. Неужели наша служба переливания крови находится в столь плачевном состоянии, что граждане вынуждены искать необходимую кровь для пострадавших через объявления?

Крым. 2013. 37

Если язык тебе неизвестен, то через непродолжительное время слова, произносимые чужеземцем, превращаются в утомительный шум. И тут вопрос - хорошо или плохо, когда по-иностранному изъясняется именно человек. Рычит зверь - язык его также неизвестен, но если рычит тигр, то лучше поскорее убраться. Если речь иноземца раздражает, то большинство сокамерников скажет: заткнись, дорогой. Не все соглашаются быть переводчиками, только те, кого интересует лепет заморского гостя. Ну, не раздражается человек, если вокруг журчат иностранные слова. Или же очень хочется человеку кушать. Чем не профессия - толмач? Тех, кто движется по первому пути: от смысла к звуку - мало. Вот тех, кто продвигается в обратном направлении - от звука к смыслу - толпа. Можно идти и в том, и в другом направлении. Важно - это будет долго или все произойдет быстро? Пушкин на испанском - это уж не совсем Пушкин. Вовсе не Пушкин, но находятся чудаки, кто жизнь кладет на то, чтобы Пушкина сделать немножко испанцем, или Платона - русским. Существует ли Аристотель на бурятском? В общем, вся культура - стремление (и довольно долгое) к более полной идентичности. Каждый человек, способный чувствовать и размышлять, - переводчик окружающего в личный формат.

Мой Судак и замок на горе - это не то же самое что тот же замок в головах Ю. и В. Третья, самая труднодоступная, цитадель крепости - на острие скалы: каменный домик, опять же окруженный стеной. Если невозможно было взять замок коменданта, то это строение (почти в небесах), будто загробный мир: все о нем знают, но живых свидетелей явления не существует.

Смотрю высоко вверх, туда, где в небе плывут клочковатые облака - там, на толстом железном тросе, болтаются мои пацаны. Еще рывок - и они в самой верхней цитадели. Основная часть посетителей пытается добраться на вершину по затертым до блеска камням. Опасно. Немногим удается, а большинство сползают вниз, обдирая задницы и коленки. Впрочем, люди не замечают ссадин: удачно съехал вниз, жив, не переломаны ноги - и ладно. Но есть для особо буйных ржавый толстенный канат. Доползешь по нему наверх - молодец. Рухнешь - гибельное дело. Канат берет начало от развалин церковки.

Стою посреди четырех полуразрушенных стен. Далеко внизу бушует толпа людей: ряженые бьются на мечах. Скачут лошади в блестящих щитках. Слышен сухой треск.   Ю. (как всегда, говорливый) заявил: «Здорово! Пьяный Джек Воробей, улица мастеров и замок коменданта. Но если я не заберусь на самую верхотуру, я буду не я».   В. ответил: «В прошлом году в замке было интереснее - ряженые были, а в центральном зале стоял трон. Джек Воробей до того напился, что три раза стрелял в доску из арбалета, метал ножи и ни разу не попал».

Ребята забрались на стены цитадели и носились над глухим двором замка. У входа били в барабаны, ерзали трещотками мускулистые африканцы - полуголые, вскрикивающие «Акуна матата». Обнимешься с негром - плати десять гривен за то, что щелкнул это безобразие к себе на аппарат. И вот, уже после негритянских студентов, В. заприметил свой любимый канат, протянувшийся до самых небес. Легко, бездумно полез вверх. И Ю. - за ним. Внизу выкатили артиллерийский прибор под названием «орган» (множество маленьких стволов, соединенных фитилем). Поджег - и маленькие пушечки трещат громко, почти одновременно. Когда «заиграл» орган - В. достиг вершины. Маленькая фигурка приветливо помахала мне ручонками. Внизу выкатили единорога. И он громко пуганул людей и лошадей. Тут уже и Ю. оказался в поднебесье. Тоже машет руками. Как перевести мне на мой личностный формат эти знаки - серая скала, голубое небо, стена крепости и две фигурки, размахивающие руками? Надо делать перевод. Никуда не деться.

Когда спускались вниз по тропинке под грохот артиллерийских залпов, мужик с бородкой Рошфора громко кричал: «Выберите даму своего сердца!» Веселая молодежь, шедшая навстречу, хором прокричала в ответ: «Мы выберем даму своего перца». И этот текст нужно переводить. Хотя и так все ясно.