October 7th, 2013

Крым. 2013. 28

Одри Хепберн? Лайза Минелли? Или все-таки Вивьен Ли? Это там, где они с Робертом Тейлором на мосту Ватерлоо. Море и глаза женщины: совпадение стопроцентное. Подобрался вплотную к шершавому боку дивной скалы. Подгребаю ластами. Передвигаюсь медленно, поскольку вода темна, пугает своей жесткой синевой. Здесь, в тени, море схоже с глазами моей любимой Роми Шнайдер. Может, есть сходство с глазами Шарлотты Рэмплинг или Симоной Сеньоре. Стена камня шершава. Темная, в черных разводах. У среза воды ощипанная бороденка водорослей, под ними - угроза, тихий плеск, настороженность. Течением меня подбивает под каменную кручу. Отталкиваюсь ластами, пересекаю черную границу света и тени. Свет бьет в лицо. Лучи жгут грудь и ноги. Поверхность круга высохла, раскалилась. Каким-то чудом на жаркой резине остались крупные капли. Они загустели. Кажется - тронь, а они тверды, как пластмассовые пуговицы. Течение медленно вздымающегося моря уже от скалы, в открытый простор. Там, в отдалении, вообще нестерпимый блеск, солнце купается в неподвижной воде. Не блеск рассыпающихся волн, а ровная, прямая, как лист раскаленной стали, дорога белого света, проложенная на поверхности. Тут уж насмешливый жестокий взгляд Фаины Раневской из «Золушки». Никак не подходит распахнутый, со слезками, взгляд Одри Хепберн. Замечательно легли бы на это сверкающее море глаза Лайзы Минелли. Уж эта хулиганка, охальница, пацанистая девчонка. Но «Кабаре», все черное, красное, сама солистка коротко стрижена, сугубая брюнетка. Нет уж - радостное море это неповторимые газа Вивьен Ли. Они ведь не такие огромные, как у Шнайдер или Минелли. Нет в них подкупающего блеска Хепберн. Но тайна в них все-таки есть. Лицо этой удивительной женщины построено не по принципу куколки-пустышки, милашки-неваляшки. Оно не ограничено признаками рациональной, глубокой мысли. Лицо ее божественно. Она словно светлоокая языческая Афина. Нет! Венера! Во взгляде Вивьен Ли нет границ. Это вам не сухая ветка Пфайфер. Это вам не ломкий тростник Джоли. Не увядшая роза Вайнона Райдер и не пышная булка Кейт Уинслет. Лицо ее – море, выразительные ее глаза - блеск дневного солнца на воде. «Мост Ватерлоо» сияет в 39-м году. Глуповатый аристократ в исполнении Тейлора. Его мамаша. Танцовщица Майра (Ли). Тейлор - Ли: бурная любовь. Он - офицер, первая мировая. Приходит известие, что он погиб (причем, ложное). Ли (Майру) выгоняют из танцевального коллектива. Денег нет. Есть нечего. Дорога в проститутки. Тут является живой Тейлор. Она, как падшая женщина (и причем, честная) не может соединить свою судьбу с судьбой возлюбленного. Сбегает из его родового поместья. На мосту Ватерлоо бросается под колеса автомобиля. Фирма «Метро-Голдвин-Майер». Деньги вложили не для того, чтобы показать только красивую любовь. Надо было сдерживать безудержный разврат офицерья, солдатни, невоздержанность к деньгам западных девиц. А у меня всегда сердце сжимается, когда вновь и вновь вижу отчаянные и решительные глаза Майры, готовой шагнуть под колеса. Говорю всем: фильм не про проститутку, а про настоящую любовь, которая, конечно же, есть. Иначе люди хуже растений (не говоря об обезьянах).

Руки устают. Все время приходится подгребать к заигравшему веселыми красками серому камню. Решив для себя важнейшую на данный момент проблему (мое море = моей Вивьен Ли), подплываю под самый неровный срез каменных уступов. Резина круга трется о камень. Пустое пространство внутри моего плавсредства своеобразно усиливает звуки трения. Кажется, кто-то вздыхает под черной оболочкой камеры. Прислоняю лицо к скале так, чтобы можно было видеть мельчайшие подробности. Серое отступает. Проявляются изощренные узоры: некие белые разводы, желтоватые засохшие образования, красные квадратики, зеленые ромбики. Как в трубе, где переваливаются цветные стеклышки, играет своими малюсенькими кубиками-ромбиками ожившая грудь грузной дивы. Моя цель близка, Я пробираюсь к небольшой пещере, что притаилась у самой воды, между отвесными каменными складками.

Между прочим

Между прочим, странные вещи происходят с ООО «Февраль-27», которое является учредителем нескольких СМИ, в частности, газетного вкладыша «МК в Чебоксарах». Оказывается, этот самый «Февраль» занимается не только прессой, но и строительными работами.

Несколько месяцев назад обратился в горадминистрацию с вопросом: не тот ли это самый «Февраль», который возводит торгово-развлекательный комплекс по ул. Университетской? С нарушением федерального законодательства ответа в течение месяца я так и не дождался. Пришлось дополнительно обращаться в прокуратуру, с тем чтобы она поспособствовала появлению ответа. Ответ наконец пришел, но выяснилось, что ООО «Февраль-27» получило от горадминистрации разрешение использовать земельный участок под размещение амбулаторно-поликлинического учреждения в районе жилого дома №7 по пр. М. Горького. Договор аренды земельного участка заключен от 30.10.2012. Проектная документация согласована с главным архитектором Чебоксар 2.07.2013. Однако сведений о выдаче разрешения на строительство учреждения в Управлении архитектуры и градостроительства Чебоксар отсутствует.

Удивительно, но «Февраль-27» почему-то озаботился строительством медицинских учреждений. Не удивлюсь, если завтра выяснится, что фирма возводит еще что-нибудь этакое. Сейчас выясняю, а был ли конкурс при выделении земельного участка?

Мелочь, но неприятно

Хорошо было задумано: праздник Олимпийского огня на Красной площади и бой между украинским тяжеловесом Кличко и российским тяжеловесом Поветкиным. Как было бы красиво – и огонь Олимпийский в Москве, и чемпион мира там же!

Однако дубля не получилось.