October 1st, 2013

Между прочим

Между прочим, минуло 90-летие со дня рождения Героя Советского Союза Зои Космодемьянской. Сейчас стало модным рассуждать о том, что армия Вермахта не виновата в зверствах, которые учиняли немецкие солдаты на территории СССР. Это, мол, подразделения СС, каратели – одним словом, настоящие фашисты. А вот немецкий солдат – он как бы такой же трудяга, как и солдат советский.

В конце ноября 41-го года Зою мучали обыкновенные солдаты 322-го пехотного полка немецкой армии. Зою били ремнями, жгли лицо, вырвали ногти, разодрали спину пилой. Несколько часов - раздетую, босиком - водили по морозу.

Почему именно подвиг Зои Космодемьянской столь ценен? Ведь были же и другие герои – например, Лиза Чайкина. Дело в том, что Зоя совершала свой подвиг в самый темный, мрачный, беспросветный период противостояния с фашизмом. Огромное количество народа в этот период сломалось, ни в кого и ничему не верило. Но в конечном итоге победа состоялась потому, что вырастала из беззаветного, абсолютно бескорыстного подвига таких, как Космодемьянская. Даже безусловной героине Лизе Чайкиной было все же легче. В момент совершения подвига перелом в Великой Отечественной войне все же наступил.

Кстати, узнав о подвиге Космодемьянской, отдельным приказом Иосиф Виссарионович Сталин постановил: солдат 322-го пехотного полка живыми не брать.

Мелочь, но приятно

Как я чувствовал, так и получилось. Замечательная девушка, классная певица из Республики Татарстан Дина Гарипова пошла по концертным площадкам. И в скором времени будет выступать с концертом в Чебоксарах.

,

Крым. 2013. 25

Ю. прыгает над бездной. У меня перехватывает дыхание от страха за прыгуна. Вот он подобрался к чумазым ребятам, распорядителям тарзанки. Это не совсем то, к чему мы привыкли. Обычно какой-нибудь идиот рехается башкой вниз, а к спине прикреплен толстенный жгут. Дурачок чуть не долетает до земли (или до воды), и жгут, сокращаясь, влечет адреналинщика вверх. На Диве все было устроено иначе. В макушку скалы вбили железные штыри, а к штырям приделали толстый альпинистский канат. Он вольно, с огромным размахом, протянулся над бухтой, плавно снижаясь, чтобы на другом конце, там, где кончается пляж, быть зафиксированным средь волнорезов, наваленных в самом конце человеческого лежбища. Толстая струна натянута беспощадно. Кажется, прозрачный воздух разрезан черной жилой пополам. Со смотровой площадки аккуратно спускается очередной рисковый человек. Чумазые пацанята надевают на соискателя жилет, каску, очки, перчатки, налокотники, наколенники. Пристегивают к спине толстенную резинку, обернутую грубой светлой тканью (чтоб резина не перегревалась на солнце). Привязывают человека на конце резинки крепкими кожаными ремнями. Другой конец обернутой тканью тарзанки за металлические кольца цепляют за трос, петляющий над бухтой. Упакованный ремнями человек встает над пропастью. Мгновение - и резинщик летит вниз. При этом чумазые распорядители аттракциона шустро начинают манипулировать системой блестящих блоков, через которые пропущен канат. Если этого не делать, то резинщик, болтаясь вверх-вниз над поверхностью воды, скользит вниз по канату, набирает огромную скорость и в итоге разбивается о камни. Здесь - иное. Человек летит к морю. Канат через блоки ослабляется, и набирающий на наклоне скорость прыгун резко ее теряет. При этом чудовищные колебания тарзанки буквально окунают человека в море. Мгновение - и смельчак возносится к небесам. Чумазые ребята так ловко управляются с блоками, что съезд вниз прыгающего заканчивается ровно посередине бухты. Он висит там, не двигаясь к берегу, вибрируя маленьким ядрышком, словно электрон вокруг протона. Еще один член «банды» дежурит на воде. Легкая лодка дежурного подплывает к болтающемуся над поверхностью вод прыгуну, а чумазые сверху, ослабляя канат, бережно опускают клиента прямо в лодку. Картина, честно говоря, неприятная. Пока лодочник подплывает снизу, маленький человечек с безвольными ногами и повисшими, словно нити, руками висит, как сбитый летчик на парашютных стропах.

Между тем первая бутылка «Массандры» выпита. Веселый Ю. тут же находит общий язык с чумазыми скалолазами. Мгновение - Ю. цепляется за туго натянутый канат и повисает над бездной. Кричит В.: «Смотри! Бесплатно! Здесь 270 гривен, а я хоть так повишу!» В., как дурак, весело смеется. А у меня в груди все обмирает от ужаса. Не могу выдавить крик. Шипенье-полушепот, словно маленькая ящерка ползет по раскаленным камням: «Сволочь! Прекрати! Что делаешь, гад!» Окружающую публику мое шипение пугает. Какая-то девчонка визжит так, как должен бы был визжать я. Визг врубается в край скалы. Кажется, от него вздрогнула скала, и огромный кусок вот-вот рухнет в море. А В., как дурак, продолжает хихикать: «Слезай, идиот! Всех напугал». Жестокий, смеющийся Ю. раскачивается, упирается ногами в крайний камень, перебирает руками, благополучно обретает твердую основу. Прыжок - и вот он на площадке. Публика начинает хлопать в ладоши. Хлопает в ладоши и девица, что визгом отрезвила весь разлегшийся на солнце Симеиз. Распорядители тарзанки (придурки!) бодрыми криками подбадривают Ю. Они держат большие пальцы рук вверх. Как в Колизее зрители, желающие, чтобы гладиатор остался жив. «Молодец пацан! Круто!» Я молчу. Голова чугунная, налита кровью. Видимо, подскочило давление. Бессильно присаживаюсь на камень. Вспоминаю про черные носки под шлепками. Одна мысль со скрежетом и болью ползет сквозь свинец мозга: за чужого бы - не переживал. Переживаю до одури только за своего. За чужого бы так не визжал, как девица. Но чем безразличнее мне судьба остальных, тем тревожнее за жизнь родных. Этих родных, за которых душа болит и хочется визжать от ужаса при одной мысли, что с ними что-нибудь случится, немного. От силы 4-5 человек. Ю. и В. среди этих немногих.

А еще кто-то собирался вывести в России единую революционную нацию. У них хватило сил думать об этом. У кого-то хватает сил болеть душой не только за близких, но и за свой народ. У меня сил осталось немножечко. Жалости и тревоги осталось лишь на единицы.