September 19th, 2013

Крым. 2013. 16

Во сне - Новочебоксарск. Стоит мой город на берегу огромного серого озера. Не весь, а только баня-мунча №1 по дороге в деревню Иваново. Догадываюсь, что дорога и деревня все-таки есть. Из дверей бани выходит чисто помытый (волосы еще влажные) Е. Мы стоим с Ш., тоже чисто помытые. Волосы у нас уже высохли, да и ходили мы в другую баню. Мы - не улыбаемся. Е.: «Надо ехать в Канаш». Все меняется, и открывается улица Коммунистическая. Год - 67-й. Месяц - ноябрь, а огромное озеро уже покрыто тонким льдом. Поземка змеится, убегает вдаль по гладкой поверхности. Хорошо, что мы с Ш. после бани уже просохли. Вот Е. - холодно. И в Канаш мне ехать совсем не хочется. Е.: «В Канаше народ ждет. Газа нет. Горячей воды - тоже. Все управляющие компании разбежались. Дети плачут от холода. Матери стонут. ЖКХ - и срочно. Надо идти по льду». Смотрю на тонкий лед. Верная гибель. Помирать неохота. Усилием воли вырываюсь из призрачного Новчика в беспощадное солнце Алупки. Зудит нудно пропеллер воздуходуя. Медленно поворачивает свою башку туда-сюда. Удивительно, но тонкий лед на озере привиделся из-за работы ветродуя. Зудение моторчика в реальности - во сне тонкий лед. Что служило прототипом Ш., меня и Е. в объективной реальности? Может, противные крики торговца, что опять дудит в свою дудку и кричит: «Молоко».

Помылся. Отправился вниз к Н. Этот замечательный человек смирился - готовит вечером на меня, Г., В. и Ю. еду. Нарезает огромными дольками помидоры, крошит лук и чеснок, кладет зелень. Перец. Соль. Щедро бьет яйца и подкладывает свининки. Якобы это яичница по-грузински. Вкусно. Н. вздыхает - что же делать, если нет с нами И. Мои капризы, хоть и не противны, но все-таки носят оттенок претензий. Например, я вприкуску пью чай. Обязательно с мармеладом. В Крыму жратвы (и приличной) много. Но отчего-то проблемы с мармеладом. Н. мармелад разыскала, и с утра пью крепкий кофе, закусывая мармеладными дольками в виде засахаренного лимона. Пацаны уже поели. Достается и мне черного хлеба горбушечка. Все вместе идем на скалы. Купаться. Отстаю от компании и направляюсь вдоль моря направо, мимо автостанции и лотков с надувными игрушками. Улочки все уже. Нависают, давая приятную тень, ветки инжира. Ягоды - фиолетово-черные и желто-зеленые - валяются на дорожке. Поднимаю. Обтираю о трусы и жадно ем. Когда откусываешь половину желто-зеленого плода, то открывается нежно-розовая сердцевина, состоящая из мелких зернышек. Съешь штук десять огромных мягких ягод и больше не хочется. Крымские пацаны и тетки продают инжир в больших пластиковых стаканах из-под кваса. Вдоль заборов лежат кое-где огромные лохматые псы. Проходишь - а они даже глаза не открывают. Лишь бока вяло колышутся - дышат редко - жара. Обрадовался, увидев старого знакомого по кличке Хан. Огромный пес китайской породы чао-чао. Видно, что пса покачивает, но он все равно на ногах, лохматая, почти медвежья морда сосредоточена. Хану куда-то нужно. За многие годы наблюдения за псом узнал, куда нацелился этот стойкий кабель. Магазины. Подходит к дверям. Ждет, когда люди, выходя, распахнут двери. Лохматая зверюга проскальзывает в магазин и замирает, не двигаясь дальше. Пасть открыта, длинный фиолетовый язык скинут на сторону. Во всех магазинах Алупки знают эту огненно-рыжую громадину. Продавщицы приветливо окликают гостя. Некоторые кличут его Ханчиком. Этот китайский медвежонок дожидается своего кусочка колбаски, рыбки. На картоночке перед ним кладут полпачки творогу или шматок замороженного фарша. Ханчик аккуратно все это кушает, кивает большой головой, будто благодаря, и тихонько выскальзывает на улицу. Иногда Хан ничего не получал, но долго стоял и блаженствовал в охлажденном кондиционерами пространстве лавочки. И вот - мой старый знакомый плетется по пустынной улочке. Жадно пьет воду из шланга, отчего-то брошенного посреди дороги. Увидев меня, пес присоседился, встал по правую руку, и мы уже вместе спускаемся к морю. Я искал новые места для купания. Шел и думал - женщины вечерами кладут передо мной пачку творога (в Украине он называется cip). На тарелку, не на картонку, как перед Ханом. Слегка посыпают творог сахарком. Ну, и на том спасибо.

Между прочим

Между прочим, с утра посетил меня бывший глава Ибресинского района. Зашел ко мне из Верховного суда, где рассматривалась его апелляционная жалоба. Человека приговорили к штрафу и признали виновным в связи с некими жилищными махинациями. Посетивший меня был грустен, задавал риторический вопрос: а как работать главам районных и городских администраций, если практически каждого (причем честного человека) можно привлечь по статье превышения должностных полномочий? Бывший глава заявил также: начальство на местах напугано. Быть осужденным в уголовном порядке никто не хочет.

Мелочь, но неприятно

В связи с 50-летием посещения Фиделем Кастро Советского Союза во многих СМИ появились фотографии той давней поры. На одной изображен команданте, а рядом с ним – востроглазая, крепконогая балерина Плисецкая. Ну, как бы все они там в театре счастливы визитом Фиделя, поддерживают его социалистические начинания и рады дерзкому революционному подвигу молодых латиноамериканцев. Как они были этому рады, в последнее время известно из многочисленных интервью Плисецкой и ее мужа Родиона Щедрина.

Есть что-то мистическое в лице Плисецкой. Оно не стареет. Женщина все так же востроглаза, энергична. А мне при виде знаменитой балерины в голову лезут образы упырей и вурдалаков.