September 17th, 2013

Крым. 2013. 14

Облака плывут над горами. Ветер гонит огромные белые караваны. Да видно, плохо гонит. Никак не может лохматая армада перевалить через зубчатые, неровные вершины. Так и стоят горы в белых неподвижных шапках. Кто прилагает огромные усилия, превращающиеся в ветер? Дует он, дует, а напрасно. Силенок не хватает перебросить огромные тюки влажного холодного пара в море. Кто ответит за напрасно потраченные усилия? И, наоборот, кого благодарить за труд, если облака все же одолеют горную гряду и прольются в море дождем, изгрохочутся хлесткими молниями?

Впрочем, вершину Ай-Петри уже можно награждать орденом «природного труженика». Это сколько же усилий должны потратить высокие глыбы, чтобы удержать облачное вторжение. Говорят - эгоист в отношениях с людьми. Но главный-то эгоизм в другом - валяюсь в море на надувном матрасе. Столкновение облаков-громадин и скал, вознесшихся в поднебесье. Время нашей жизни - ничто. И кажется нам, что и облака вечны, и горы бессмертны. Но проходят миллионы лет - и горы истираются в непрерывной битве, трескаются, осыпаются, а облака превращаются в тучи, льют и льют воду в море, в океан, в пустоту.

Будь я самый скромный во взаимоотношениях с людьми, это не избавит меня от привычки мгновенно примеривать на себя противостояние природных стихий. Думаешь - как хорошо тебе оттого, что облако не одолело гору - и нет дождя. А если непонятный тебе по смыслу процесс пойдет по-иному, и облака победят камень - хлынет дождь. Ты, великий эгоист в силу звериного своего разумения, соскользнешь в ставшую серой морскую воду. Тепло, а вокруг вспухают бесчисленные пузыри, лопаются. В лицо тебе летят брызги. Ты отфыркиваешься, плывешь к берегу. Кто не испытывал огромного наслаждения, погружаясь во время проливного ливня в теплую воду? Через сладкие ощущения своего ничтожного тела ты выходишь на просторы своей наглой способности мыслить. Сидя в теплом молоке воды, ты щуришься от попадающих в лицо капель. Тебе кажется, что все-то тебе известно, все ведомо. И почему плывут облака. Зачем преградой на пути ветрам и дождям встают горы. Кажется, ты знаешь, отчего прет из земли зерно, а черная земля не пускает зерно к солнцу. Бьется сердце. Несчастный - тебе неведомо мгновение, когда оно перестанет биться, но ты пыжишься. Будто бы известно, где проходит мировая «линия напряжения»: в битве гор и неба, зерна и земли, суши и моря, чувства и разума. Иллюзия разумения того - где и зачем пролегает эта линия - зовется нами бессмертием. Поэты величают ее вечностью. Мне хорошо валяться в море, покачиваясь в волнах. Знаю, что человек научился возле этой «черты вечного труда» питаться и греться (электростанции на реках, ядро, расщепляемое в реакторе, голубой газ в газовой горелке). Господи! Какие жалкие ухищрения! Убогая самонадеянность обреченных! Какой беспросветный мрак неведения! «Миф о Сизифе» и Альбер Камю. Труд Сизифова занятия, и ничем иным наша жизнь быть не может. Верно в наших усилиях лишь то, что надо скромные человеческие усилия попытаться безболезненно встроить в неведомые процессы извечной трудовой войны природы. Не мучиться с рассуждениями на тему - зачем и кому это нужно. Физическое и умственное истощение, без всяких попыток понять, зачем это истощение наступило. Осмысленность человеческого труда - главный порок человеческой жизни, ошибка, которая, в силу человеческого незнания, всегда приводит к беде. Лишь труд, как мистерия, как жертва смыслом, которой ты не ведаешь, поможет тебе лечь, в итоге, в землю спокойно. Или просто упасть от старости в поле. Кости твои истлеют. Трава поглотит тебя. Хитрые монахи. Знают о бессмыслице труда. Нет бы, просто катить в гору камень. Нет бы, спокойно наблюдать, как он снова и снова обрушивается вниз, и надо все начинать сначала. Придумали, что полегче. Работают языком и эмоциями. Просят и просят о чем-то у Бога. Без толку. Но так ведь это не руками работать.

Н. развернула удочку. Пробралась, одинокая, на камни. Хочет поймать рыбку. Ни фига. Ни одной рыбешки. Вот В. уже наловил мелких крабиков.

А облака так и не одолели гор.

Мелочь, но неприятно

Сообщил, что улица Якимовская подверглась странному ремонту – ямы и колдобины засыпаны смесью, напоминающей скорбный пепел. Выразил по этому поводу робкое удовлетворение и оказался неправ. Сегодня прошелся не вверх по улице, а вниз. А там все те же ямы и колдобины. И даже пепла на нижнюю часть улицы не хватило.

Между прочим

Между прочим, застройщики «Нового города» начали рекламную кампанию – продают квартиры. По-моему, реклама неудачна. Сообщается, что некая параолимпийская чемпионка выразила желание приобрести квартиру в селении между Чебоксарами и Новочебоксарском. Но полагаю, что реклама рассчитана на массового потребителя. А тут получается, что этот самый «Новый город» - место, в котором могут существовать только хорошо натренированные люди.