September 16th, 2013

Крым. 2013. 13

Нагрузили В. - надувной матрас, круги, ласты. Чудесная штука - ножной качек. Всю жизнь надувал матрасы и круги ртом. Казалось - голова лопнет от напряжения. Рожа красная, глаза уходят в глазницы, а кончики ушей белеют. Происходило это всегда на солнцепеке. Процедура казалась смертельной, а воздух внутри плавсредств несвежий, перегарный. Когда на реке или на море начинал их сдувать, остро пахло кабаком. Но качек - вещь! Работай, качай - через 3-4 минуты огромный, как плот, надувной матрас готов к отплытию. Радостный труд. Чрезвычайно полезное орудие труда. Радость в этом процессе надувания от того, что за усилиями - редкий по изысканности кайф. Ты не моряк, и две твои ноги истерты, избиты о пыльную землю. Здесь же - плавание.

Как любит человек плавать! Как любит сухопутное существо плыть на чем-то, что держится на воде, благодаря элементарной хитрости дядьки Архимеда и кораблестроителя Крылова. Белое солнце, наконец, швыряет тебя на матрас, уютно покачивающийся на волнах. Ты плывешь далеко в море. Вода из зеленой становится темно-синей. Огромные камни на дне исчезают. Не видно, как колышутся буро-красные водоросли. Синева не плотная, легкая. Пробита искоса золотыми солнечными лучами, разбавляющими воду у поверхности золотом. Метра три у поверхности - и вода играет солнечными тенями, ласково, мягко ломает и растворяет внешние лучи, что упорно бьются в лазоревое нутро моря. Но свет расплавится, от лучей остается легкая пыльца, бесплотным тюлем опадая в бездонную глубину. Можно заплывать туда, где до дна метров сто, если не больше. Резко очерчен горизонт. Груба, отчетлива линия, разрезающая жадную до света синь моря и легкое (будто это легкомысленная девушка) свечение голубоватого воздуха. Окатишь разогретый пластик матраса блестящей теплой водой, чтоб не жгло кожу, соскользнешь в синюю пасть моря. Хорошо быть пылинкой не в раскаленном городе, а в теплой воде! Потом выскользнешь на плотную поверхность матраса, но уже ляжешь не спиной, а животом. Руки под подбородок, и долго-долго смотришь на зеленый лес и хищный трезубец горы Ай-Петри.

Минимализм приятен. Простая одежда. Жареная картошка. Кусок хозяйственного мыла. Носки (пара - за 15 рублей). Холодная вода (для всего тела раз в день), книги. Но - уже из предметов роскоши - подручное плавсредство и (обязательно!) ножное накачивающее устройство. И признаюсь - ласты (длинные, гибкие, резиновые). Дорогая водная маска (дорогая - значит, не пропускает воду), дыхательная трубка с клапаном (чтобы не захлестывала вода). Плавок - не надо. Просто советские беговые трусы. Темные очки, чтобы можно было читать, лежа на раскаленных камнях. Многовато получается! Барахольство. Ладно, мыло, соль, спички. А ему еще и ласты с маской, видите ли, нужны! Море развращенному человеку подавай. Хочешь в советских трусах плавать - иди и плавай, сколько хочешь, в Волге. Ишь ты - голубая с золотом водичка!

В. и Ю. не в трусах. В плавках. У Ю. (и где только достал?) плавки ярко-оранжевые. На оранжевом - черные фигурки людей. Различные позы из Камасутры. Ю. плывет, а фигурки на заднице шевелятся, будто живые. У В. плавки черные с красным поясом. На боку цифра «48» и надпись «Turbo». В. радуется морю, словно маленький ребенок. Лицо блаженное, руки и ноги беспорядочно плещут по воде. Лежит там, где мелко, чисто. Перебирает камешки руками, подчиняясь легким волнам, переваливается с живота на спину. Ю. - морковный и сексуальный, строг лицом. Слишком долго в неволе - сказывается на манере купания. Он быстро, мощно гребет руками, направляясь к матрасу, на котором развалился я. Не сговариваясь, братья одновременно машут мне руками. И - улыбаются. Кричат: «Папа! Мы сейчас приплывем к тебе!» Я ору: «Плывите». В сердце накатывает горькая и сладкая грусть, что зовется нежностью - чувство драгоценное, словно бриллиант. Можно быть голым снаружи, но если внутри у тебя нежность, оттого, что сыновья плывут к тебе, ты - богач!

Мелочь, но приятно

Улицу Якимовскую, на которой живу, после ремонта заасфальтировали только наполовину. Оставшаяся половина длительное время пребывала в колдобинах, ямах, рытвинах. Писал обращения к руководству «Водоканала» которое разрыло в прошлом году улицу, в райадминистарцию. Бесполезно.

И вот в пятницу появились два грузовика, груженные старым асфальтом, перетертым в пыль. Двое мужчин с совковыми лопатами с чувством превосходства закидали наиболее откровенные ямы этой странной смесью и удалились. Что ж, неплохо. Хотя бы колеса у автомобилей отлетать не будут.

Между прочим

Между прочим, Б.М Кершенгольц, главный научный сотрудник Института биологических проблем криолитозоны СО РАН, профессор, академик, так недавно отозвался в прессе о корпорации Чубайса:

«У данной организации эффективность не просто нулевая, она отрицательная. Целая череда уголовных дел возбуждена по результатам работы нанотехнологий и «Сколково». И сделано это по результатам работы Счетной палаты. Люди с отрицательным эффектом работы (я имею в виду Чубайса и Вексельберга) на территории Чувашии пытаются достроить фабрику под названием «Хевел». Несколько месяцев назад они пытались занять 5 млрд. рублей у «Внешэкономбанка» на завершение стройки новочебоксарского завода. «ВЭБ» ничего не дал. Была придумана иная гениальная схема. Структуры Вексельберга, которые ведут строительство, обратились к структурам Чубайса. И теперь Чубайс дает дополнительные деньги к тем 20 млрд., что уже потрачены. По мне так такой метод работы не просто отрицательный. Это какое-то издевательство».