September 13th, 2013

Крым.2013. 11

Хафиза ждала у ворот. У нее мы будем жить. Мне, Ю.и В. досталась большая комната с четырьмя вытянутыми к высокому потолку окнами, завешенными тяжелыми занавесями: коричневое с золотом. Высокие потолки (на втором этаже - из-за этого старинный двухэтажный дом, по нынешним меркам, должен быть трехэтажным). Холодильник. Китайский ветродуй «Скарлет». На огромной кровати золотистое покрывало, взбегающее на огромные белые подушки.

Ю. застолбил диван - раскинул его быстро, включил корейский телевизор: «Вы идите, а я остаюсь смотреть Джеймса Бонда» (как раз шла серия, где Бонд-Пирс Броснан орудовал в Казахстане). Хафиза и я вышли во двор - надо было устраивать Н. и Г. Двор маленький. С боков опоясан старинной деревянной галереей, на которую выходят двери квартир и комнат, где живут хозяева и их летние постояльцы. Огромные кипарисы накрывают дворик, а старые виноградные лозы карабкаются по стенам из ракушечника, белого камня, из которого построена вся старая Алупка. То, что не закрыто кипарисами, подернуто, словно плотным тюлем, пышными, резными листьями виноградных зарослей. Сорвал коснувшуюся моей головы желтую гроздь ягод. Хотелось пить после путешествия сквозь парк. В сиянии луны мелькнули остроконечные шпили башен Воронцовского дворца. Выходить через потайную калитку к входу во дворец не стали. Было тревожно, посоветовал поскорее добраться до дома, разместиться по комнатам. Дворец - позже. Но шелохнулось в груди чувство иноземной опасности. Показалось - промелькнул бледный фасад дворца, а кончик у удочки-антенны слегка дернулся. Начал есть, виноград пошел в охотку. Свет из окон падал, освещая заросли. Виноградные гроздья никто не срывал. Двор нашего дома был квадратный. Сто семьдесят лет люди лепились к дому, к веранде. Цеплялись деревянными комнатушками, каменными светелками, бетонными чуланчиками. Это не изобретение поэта Волошина, который приделывал к своему дому башенки, лесенки, комнатенки. Он брал пример с местных жителей. Зимой весь этот улей пустовал, а весной - осенью все было забито людьми. Люди разговаривали, смеялись, невидимые в темноте, жарили картошку, пили вино. Варили кофе. Весь этот деликатный гам на севере меня бы раздражал, но юг без этого людского гомона, детского плача и редких автомобильных гудков был бы не совсем югом.

Пока Хафиза устраивала Н. и Г. внизу, в комнате под деревянной верандой, отправился посетить «контрольные места». Все города имеют центр и окраины, зажиточные районы и трущобы. В Алупке центр - это роскошный парк и великолепный дворец. На другом конце - трущобы, но по-южному живописные и не обидные для человеческого глаза. Улицы в старинных крымских городках двух типов - упираются в черные виноградники, а там уже и заповедные можжевеловые леса. Другие заканчиваются нищетой. Все улицы узкие, в винограде, алыче, дикой розе. Каменные лестницы, окаймленные каменными стенами с маленькими оконцами и калитками. Сараюшки из серых досок, настилы, брезентовые крыши. Кухни под открытым небом, смятое белье на тюфяках, что проглядывают из глубины сарайчиков. Хлам - старые велосипеды, стоптанные башмаки, ржавые чайники. В этот раз увидел - раскладушка под звездным небом, облезлая тумбочка возле, а на тумбочке огромный будильник. Тишина такая, что слышно - идут здоровые шестеренки в часах. Икают, спотыкаются. Этот болезненный стон и есть тиканье. Тут женщина, тяжело сопевшая на раскладушке, зашевелилась. Тощая, старая. Сатиновое платье. Голова лохмата, а сама сильно поддата. Увидела меня в темноте: «Парень, помоги встать». Помог. На опухших ногах потащилась к дощатой двери. Видимо, в туалет. В бедном конце улицы стало получше. Мужик, у которого на сарайке в прошлом году вместо крыши был брезент, теперь укрылся старым рифленым железом.

Между прочим

Между прочим, приятна возрастающая откровенность природоохранных организаций в деле исследования отходов, которые накапливаются на территории ГУП «Биологические очистные сооружения». Известно, что в жаркие дни на территории Новочебоксарска распространяются весьма неприятные запахи. Нынче можно ознакомить граждан с химическим составом отходов, которые имеются на «БОС». Большей частью это органические вещества – углеводы, жиры, белок. Но есть и субстанции заковыристые: диоксид кремния (его в осадках почему-то больше всего), азот общий, оксид алюминия, оксид магния, оксид кальция, оксид железа, марганец, свинец, медь, хром, фосфор общий, кадмий, никель, цинк, ртуть, мышьяк, ну и, конечно же, отходы нефтепродуктов. Так что, дорогие новочебоксарцы, если чего-то нужно, подходите. Отпустим вам и ртути, и мышьяку.

Мелочь, но приятно

Пребываю в чувстве трепетного ожидания. Кажется мне, что скоро весеннюю и осеннюю сессии Госсовета мы будем открывать коллективным пением гимна законодательного органа Чувашии. В Госдуме уже поют. Гимн Государственной думы в свое время сочинил знаменитый русский композитор Глазунов. В этом году солировал знаменитый певец Иосиф Кобзон.

Нам в Чувашии отставать негоже. Одно беспокоит: кто будет солировать, если гимн будет написан? Лично я предлагаю доверить эту почетную миссию депутату Князькину. Он депутат независимый, не принадлежит ни к одной партийной организации, а посему никаких уклонов – ни вправо, ни влево - не допустит. Мелодию исполнит чисто и правильно.