August 28th, 2013

Кинош-ка-ка.10. Лисичка со скалочкой и Терминатор

Не будем вспоминать голливудского «Синдбада». Оставим в стороне экранизацию греческих мифов. Англичане сами клали на пленку своих Хоббитов и Алис. Американцы же - бродяги, кочевой народ. Да и не народ это вовсе, а искусственное чудо, что сродни Франкенштейну. Огромные массы неассимилированных - китайцы, японцы, латиносы, нигеры и разные прочие ирландцы. У шотландцев, ирландцев и жителей Уэльса есть эпосы. Отсюда - мифы. Из мифа - сказки. Вещи всё коллективные. Автор - народ. Тут же песни и танцы. Комплексность отношения частной собственности беспрерывно, беспощадно убивает хоры и танцоров. Раньше бродили нищие сказители - глядишь, он и не нищий вовсе: народ кормил и, по возможности, обучал тех, кто указывал проход в мир чудес (и счастливых, и ужасных). Бродяги с гуслями в собственных каменных, крепких домах, как-то устраивались при богатых и властных. При церквях - тоже сказители. Те всё святое писание пересказывали, примешивая языческие мотивы. Им прорубали дорогу к чуду напрямую - пророчествуя. В Штатах никто не чародействовал, не изображал чудесное слияние с истиной. Если уж и думали бедные переселенцы из Старого Света, то только об истине без всяких чудес. Смотришь по миру - всюду матери как матери: дитенка погладят, поцелуют и спать уложат со сказочкой. В Штатах кто-нибудь может представить мамашу, поющую колыбельную? Какие-то наемные няньки, комиксы и огромные плюшевые медведи (в Америке «огромное» - это родовое). Мышление - источник сказки. Рациональный парадокс - источник не очень доброго чуда. Разум создает машины, этические правила и нормы поведения. Единственное, что он не может - рассказать об иррациональном чуде. И еще - сказка, явившаяся из мозга, как Афина из головы Зевса - вещь мужского рода. Страшненькая это вещь - сказка, изобретенная взрослым дядей-математиком (Кэрролл «Алиса в стране чудес»), профессиональным литератором (Андерсен). Конечно же - Толкиен, братья Гримм и тетки-последовательницы - Астрид Линдгрен или сочинительница небылиц про Гарри Потного. И мужик с пропеллером, и замарашка Гарри - мужские особи. Если доходяга-сказочник изобретает своих фантомов на тучной почве народных фольклорных традиций, то образы его наполняются жизнью, как вампиры, напившись крови. Абстрактные клетки сказочных персонажей, явившихся в мир с плодородных и тучных полей мифа, обладают огромной отдачей тепла - фантазии, позволяющей выжить сотворенным человеком заморышам в дикой пустыне космического холода. Собственно, хочется поговорить о некоем уродстве на теле животворной человеческой фантазии - об американских комиксах и рожденных на их основе голливудских сказках для взрослых. Терминатор - четыре выпуска. Первый, со Шварцем, - наиболее удачный: Бэтмэн – семь выпусков. Первые два сделаны Бертоном. Они наиболее впечатляющи. Спилберг - Индиана Джонс и Парк Юрского периода. Человек-паук. Роберт Земекис - назад-вперед в будущее. Звездные войны Лукаса. И - потрясающий по масштабам, грандиозный кинопроект о Хоббите Фродо и волшебнике Гэндальфе. Сагу о Гарри Потере упоминать не будем. Так же, как бесконечные киноверсии о Кинг-Конге.

Цыгане - из Индии. Потомственные певцы и музыканты. Прирожденные бродяги. В общественном устройстве центральное место уделено суду, который в таборе возглавляет барон. Бродяжное население Штатов - бесконечные книги и фильмы про судебные заседания, полицейских, прокуроров, преступников. Иерархия злых существ - основа красный цвет, кровь. Средоточие зла - «Красный царь». У цыган и обитателей Северной Америки не разберешь - кто для них главный - Господь Бог или «Красный царь». Преклонение перед злом. Персонажи мультфильмов (даже смешные и добрые) несут ген зла. Как кофеин в напитке-энергетике. Амулеты - у цыган это череп змеи, лягушки или летучей мыши. И песни - однотонные, однообразные, но с бесконечными голосовыми обыгрываниями одних и тех же букв или звуков. Культ оживающих мертвецов. В больших американских городах мода последних лет: с одной стороны, оккупай Уолл-Стрит, с другой - наряды людей, загримированных под зомби (простой Хэллоуин уже не катит). В России быстро привыкли к прогорклым сникерсам разных там «чужих». Вроде монументально и грозно, а жуется легко и усваивается на раз-два-три. Не нужно никакого эспумизана. Американцы же никак не могут разжевать простенькую народную сказочку - с острова ли Бали, или из-под Рязани. Именно не могут, а не не хотят. Страшно калорийная, грубая пища, как оленье мясо, которое свободно жрут эвенки, но от которого сводит кишки у досужего европейца. «По щучьему велению» или «Лисичка со скалочкой» для чужих оказываются такой жесткой штучкой, что никакими «Челюстями», никакими клыками «Дракулы» разорвать не удается. Они - страшные, да из целлофана, а эти добрые, да из живого мяса - с кровью, слезами и жутким холодом.

Между прочим

Между прочим, поговаривают, что сын служащего крупного нью-йоркского банка Лев Давидович Троцкий в сердцах определял человека как «бесхвостую злобную обезьяну». Может, он и прав был, особенно если поглядеть на гигантский рекламный плакат, который сообщает о концерте группы «Мумий Тролль» 20 сентября. На этот раз музыкальный экспериментатор и провокатор Илья Лагутенко сознательно представил свой образ в виде нашего предка. Вот только я не определил: Лагутенко - шимпанзе или орангутанг?

Мелочь, но неприятно

Когда едешь из Нижнего Новгорода в Чебоксары, об этом чрезвычайно трудно узнать. Вдоль трассы идут постоянные сообщения о том, что мы едем в Казань, в Пермь, в Киров и даже в Уфу. А вот о том, что, прежде всего, нас встретит столица Чувашской Республики, «жемчужина Поволжья», сообщается всего два раза, на маленьких плакатиках. Неужели в Нижнем Новгороде так мало осведомлены о Чебоксарах?