July 25th, 2013

Кинош-ка-ка. 1. Браво, Фру-Фру!

Ургант был вял. Выглядел опухшим. Тут выкатился колобок Соловьев - толстенький, маленький, седенький. Соловьев говорит: снимаю в Нормандии. Девочки - «нимфетки». Денег нет. Югра бабла, видно, уже не дает. А ведь на деньги от нефти и газа бывший северокорейский воспитанник сбацал фильму по поводу Карениной. Нынче склеил целый сериал (модно стало - размазывать киношку на плоской доске телека). Фильм, прямо скажем, и так был дерьмовый, а телеверсия вообще отвратительная. Друбич (весьма постаревшая) - Анна Аркадьевна. Древний Янковский и некто оплывший - Вронский. Скажу прямо - лучший объект во всей фильме - лошадь Фру-Фру. У Соловьева она черная. Готов спорить, когда Вронский переломал ей хребет, и нужно было застрелить скотину, в луже на Царскосельском ипподроме (действительно, Пушкин на этом заброшенном поле любил гулять с маленьким сынишкой) лежало не живое тело, а дохлятина. Чувствовался запах разложения. Чувствовался он к четвертой серии соловьевской киноподелки. Сережа, еще что-то соображающий, чуял мертвечину. Как взбодрить умирающее теледейство? Не нашел ничего лучше, как заставить луноликую Друбич глотать принародно морфин. В «Анне Карениной» с Гретой Гарбой (знаменитое появление Гарбо на площадке вагона сквозь белый паровозный дым) - не было секса. И морфия не было. В более поздней, советской, экранизации были Лановой и великолепная красавица, богиня (правда-правда!) Самойлова. У коротышки Сережи есть голая Друбич. Способная к раздеванию Друбич буквально жрет белый порошок (представляю, как облизываются, глядя на это варварство, все российские торчки - это сколько доз можно было разбодяжить из того, что стареющая тетка заглатывала за один раз). Но нет ни Толстого, ни Карениной, нет молодого Соловьева, а есть замершая, как перекрытая речка, вонючая водица. Неужели так велики амбиции угасающего создателя отличных «Ста дней после детства»? Вылез на всемирный экран, Том Стоппард уже со своей «Анной Карениной» («Оскар» за костюмы - издевательство, нужно было давать «Оскара» актерам вовсе без костюмов!). Стоппард говорит: перед съемками фильма пересмотрел все экранизации толстовского романа. Признался - тот, что снял Зархи, лучший фильм. Но про Соловьева - ни слова. Неужели все так паршиво у Сережи? Неужели настолько опаскудил «Первый» с не повзрослевшим дылдой Ваней Ургантом? Или жадные, или денюжков мало-мало. Подгадали: всемирная премьера Стоппарда-Райта. Над Россией нависла тень Киры Найтли (кстати, а что у нее с зубами, ведь неровненькие). Весь офисный планктон - на премьере. А тут и Сережа со своим киноопусом, вываленным, как киевская котлета, в телевизионных сухарях. Три долгих вечера - на Толстого наложена телереклама, между которой проложены ломтики соевой колбаски мистера «избранного». Вот она, и денюжка. Имеет ли это отношение к искусству - не столь важно. Впрочем, о Стоппарде. Больше года назад видел знаменитого драматурга на премьере спектакля «Rock'n'roll» в РАМТ. Были сами «Пластики», с которых пьеса. Вживую играли, а Стоппард был столь же древен, как руководительница Хельсинской группы Людмила Алексеева (на спектакле присутствовала). Типичное либеральное болото. Этот Стоппард - вовсе не тот, за кого себя выдает. Почему не сказать - зовут его Томаш Штрауслер. К Англии отношения не имеет. Парень славянский, как попал в Англию - история темная. Не менее темная, чем история попадания в Голливуд Милоша Формана (тоже чеха). Может, с избранными расплачивались (по рекомендации «тайных» друзей) за оказанные бесценные услуги. Один вдруг выбился во всемирные кинодеятели. Другой - в известные драматурги. А десятки таких диссидентствующих «воинов смысла» после 68-го года, в тех же Англиях и Штатах, так и подохли в нищете. Отчего? Смета, отпущенная на Чехословакию, была быстро выбрана Стоппардами-Форманами. Однако стоппардовское творение будет поживее соловьевской дохлятины. Дворяне - артефакт, замороженный в реторте какого-то ободранного лондонского театра. Идею слизали у Роллана Быкова («Айболит-66»). Кони скачут по сцене. Кити танцует, а потом объясняется с Левиным: она - на балконе, он - в партере. Изумительные механические штучки - паровозик мальчика, хищно, по-вампирски, блеснувшие стекла бинокля, направленные Вронским (Аарон Джексон) на Каренину (Найтли). Хорош Джуд Лоу (Каренин) в этой музыкальной шкатулке. Аккуратно достает черную коробочку с презервативом, похожим на жирного, прозрачного червя (так вот он каков, дедушка всех одноразовых гондонов!). А как он с этим изделием аккуратно укладывается в постель! Полночи потратил - смотрел на эту английскую безделицу, как Левша на блоху. С утра плюнул - зачем? Лучше бы выспался. А теперь еще чище - сижу, смотрю соловьевское непотребство. Совсем тошно - полуголая Друбич прижимается увядшей грудью к дедушке Янковскому. А у того - красный мундир с жестким золотым шитьем и торчащие в разные стороны ниточки-проволочки. Больно же Друбич. Жалко еёную грудку. А впрочем, чего жалеть? Ей скоро все равно под поезд.

Кинош-ка-ка. 2. Танцующий Хичкок

Хелен Миррен - кинематографическая королева - жрица всемогущего Страха? Бог с ним, с Хопкинсом. Он давно в дружбе с ужасным, помогает выжимать деньги из зрителей-ротозеев. Я про фильм Саши Джерваси «Хичкок». Этот Хичкок ассоциируется в моей голове с Черчиллем. Оба лысые, толстые, пьющие (опять же, сигары) и предельно циничные. Степень цинизма (один - в политике, другой - в кинематографе) - залог их ума и способности верно предвидеть некоторые очевидные вещи. Пишут: фильм о Хичкоке - типичное голливудское фуфло. Старик-пьяница Хичкок живет с супругой Альмой (Миррен). Шикарный домина. Голубой бассейн. Роскошное авто. Вполне традиционные ходы - Хичкок (творец и гений) не столь ужасен, как голливудские воротилы, требующие от Алфреда снимать беспрерывно что-то похожее на имевший огромный успех фильм «На север, через северо-запад». Но мастер противится. Он хочет снимать новое кино и задумывает фильм «Психо». Денег воротилы на «Психо» не дают, и Хичкок снимает картину на собственные средства - закладывает дом с бассейном, роскошное авто, акции, собственную репутацию. Бунт творца, индивидуальный риск – все это уже было. Например, в «Авиаторе» с Ди-Каприо. Конечно же, у Хичкока - бунтаря и новатора - все получается. «Психо» - первая картина, давшая начало кино-сагам про серийных маньяков и извращенцев, и изощренный гимн безобразному - обретает небывалый успех, длящийся вот уже несколько десятилетий. Известно - все творцы различного рода «шедевров» на ниве извращений и психических расстройств вели, как правило, размеренный образ жизни. Фильм, однако, получился у режиссера не просто неудачным (у всякого бывает), а намеренно неудачным. В жизни Хичкок и его верная Альма представляли скучных, хладнокровных монстров. Вступление в зону смерти требует «намеренного умирания» от бродящих в этой сумеречной зоне. Хичкок был одним из немногих великих путешественников в долине смерти, и режиссер намеренно показывает скуку внешней жизни этого талантливого монструозного урода. Две комнатные собачки. Старуха жена. Бутылка виски. Вечные прогулки к холодильнику (впечатление - огромный домашний рефрижератор - третье действующее лицо всей этой намеренно скучной серятины). Чернышевский сказал: одно дело нарисовать прекрасное лицо и совсем другое - прекрасно нарисовать лицо. Хичкок из тех, кто прекрасно рисует любые лица. Алфред предпочитал «безобразные» лица (искусство должно существовать по нашим понятиям - тоже Николай Гаврилович). Красота формы без осмысленного содержания - и здесь Хичкок – среди первых (в искусстве нет мастерства вообще). Аристотель - искусство способно «снять» чувство отвращения, вызываемого безобразием изображаемого, и переделать его в чувство эстетического удовольствия. Хичкок там, где «удовольствие», но он совершенно не собирается быть на службе у так называемого «искусства» и облагораживать в изображении ужасное. Цель проста - ужасное идет рядом с шокирующей непосредственностью. Простодушный Белинский считал, что безобразное, изображенное «мастерски» и «высококлассно», с художественной точки зрения, служит разоблачению страшного и уродливого. Показывая ужас, художник показывает, какой могла бы быть жизнь, если бы не было этого самого ужасного. Будто бы Щедрин (Иудушка), Золя и итальянские неореалисты через показ безобразного влекут к неким идеалам. А вот декаденты никуда не зовут. Хичкок не отрицает ужаса жизни. Можно сказать, он, как Дали, средствами искусства утверждает мерзость и безобразие. Ужас не нуждается в утверждении. Кредо Хичкока - ужас есть сама жизнь. Не он первый. Бодлер «Цветы зла». Рихард Вагнер - после «Гибели богов» - страх, последний абсолют, оставшийся у людей. И Бюнюэль «Виридиана» - тогда же, когда и Хичкок. У испанца, во время оргии, нищие рассаживаются по подобию «Тайной вечери» Леонардо. Кто сказал, что «Сифилис» Маяковского - это призыв к прекрасному через безобразное. Готов бы был поверить, если бы поэт не застрелился. Не сифилис тела, а хуже - сифилис духа. У испанца Бюнюэля какой-то мрачный юморок. У Хичкока нет и того - апелляция к самой жизни. Снимал про реального психа. Долго не мог узнать Хопкинса в роли Хичкока. Но когда толстый человек начал пританцовывать под дикие вопли потрясенных ужасными сценами зрителей - узнал: он это, доктор Лектор Ганнибал с невозмутимой рожей (как у хладнокровного пирата Черчилля). И жена у него - хладнокровная английская аристократка. Они делали и будут делать деньги на всемогущем страхе. И они окажутся в победителях.

Между прочим

Между прочим, по доброте своей и отзывчивости спешу помочь ответственным органам Чувашской Республики с сочинением ответа в мой адрес на обращение к главе республики Игнатьева по поводу письма бывшего министра финансов ЧР Смирнова. Ситуация у тех, кто пытается сочинить данный документ, сложная.

Допустим, никакого письма в мой адрес Ноздряков не направит. Мол, знать не знаем, кто такой Смирнов, и ведать не ведаем, чего он там пишет. В таком случае я буду вправе заявить, что доводы Смирнова опровержению не подлежат. Николай Васильевич во всем прав, положение в республике аховое.

Если ответ все-таки будет, но выдержан он будет в духе слабого перебора малоконкретных цифр, то я с полным правом смогу утверждать о слабости команды, окружающей нынешнего главу республики Игнатьева. Мол, должности они занимают солидные, зарплаты получают огромные, а когда приходится идти в открытую схватку, хозяина благодарят за доброту и ласку сочинением маловразумительных бумажек. Если ответ будет именно такого рода, то он нанесет гораздо больше вреда, чем полное молчание. Нет, ситуация настолько серьезна, что надо сражаться. Как говорится, пришла беда - открывай ворота.

Искренне стремясь помочь молодому министру финансов ЧР Ноздрякову, даю подсказку. Если будете писать о великой газификации Чувашии, поезжайте всем министерством недели на две в деревню Орауши Вурнарского района. Лично я хожу по деревням и не первый год беседую о том, каким образом газифицировали чувашские деревни. Людям говорили: газификацию, конечно же, проводит государство, только ему надо немножко помочь. Собирайте деревнями деньги, отдавайте их газификаторам, а потом с вами рассчитаются, деньги вернут.

Вот так и ждут во многих населенных пунктах обещанного возвращения уже долгое время. Уже почти два года спрашиваю и Вурнарскую полицию, и прокуратуру: куда делись собранные деньги? когда их вернут ораушцам? А в ответ – обычная полицейская тягомотина. То начинают расследование вопроса, поскольку, мол, к этому имеются все основания, то прекращают. Только по деревне Орауши кругооборот бумаг в чиновничьих сферах совершился несколько раз. Последний отказ в возбуждении уголовного дела последовал в конце мая. Ситуация: кровных денег у сельских жителей как не было, так и нет. Есть робкие правоохранительные органы, которые то ли сомневаются, то ли чего-то стесняются.

Вот туда бы, в Орауши, команду опытных финансистов. Глядишь – откопали бы жирный аргумент в пользу того, что бывший президент Федоров народ обижал, а нынешний глава – ночи не спит, все думает, как бы людям вернуть украденные деньги.

Мелочь, но неприятно

С утра на заднем колесе моего велосипеда лопнул подшипник. В мастерскую велосипед вожу на троллейбусе. Затаскиваю его на заднюю площадку 3-го или 7-го номера и без пересадки еду к кинотеатру «Сеспель» (там расположена неплохая велосипедная мастерская).

Вот и в этот раз взгромоздился на заднюю площадку и еду себе. Самое главное – миновать беспокойную остановку у Дома мод, когда в троллейбус садится большое количество народа. А я никого не беспокою, велосипед мой поставлен удобно, никому не мешает.

В этот раз ехал на «тройке», троллейбус сломался на самой остановку «Дом мод». Люди поворчали, вылезли, приготовились пересаживаться на другой маршрут.

Уважаемые друзья! Вы прекрасно знаете, как иногда трудно бывает сесть в троллейбус на этой остановке. Я же протискивался на заднюю площадку подошедшей «четверки» не одним своим телом, а выдвигал вперед довольно грязный и громоздкий велосипед. К тому же на мне были белые штаны. В общем, когда я опять же с большими трудами продирался к выходу на остановке «Кинотеатр «Сеспель», я уже многое знал о себе такое, о чем раньше и подумать не мог. Измызганность моих белых штанов подтверждала: все, что было мне сказано в троллейбусе, правда.