July 24th, 2013

Сундучок зеваки. 118. Без веры

Страсть алеет моя, словно пряность и злато.

Жжет глаза и слепит там, где ночь не объята.

Ни свечой, ни костром, ни тревожной ракетой -

Там куражится тьма пьяной девкой раздетой.

Вот сказал бы мне кто, не спеша и отдельно,

Есть ли смысл, или так, в непогоде метельной,

Жизни, брошенной псам, бликовать и светится,

Смог бы я, осознав это дело, напиться?

Хмель завоет в ночи ошалевшего сердца.

Клубы пыли взойдут золотистой, да с перцем.

Коромысло в дыму обернется дубиной,

Что возвысится грузно над скорбной долиной.

Разгорится, как факел, застынет - и рухнет.

Перец злато сожжет, поостынет и стухнет.

Пеплом страсть поосядет в глухие пещеры:

«Хорошо разгорелся. Но мало. Без веры».

Между прочим

Между прочим, в ходе последней сессии Госсовета ЧР председатель Попов сделал вид, что ничего не знает о письме, которое пришло в республику от бывшего министра финансов ЧР Николая Васильевича Смирнова. А вот министр финансов Ноздряков признал, что такое письмо есть, и что я в положенные сроки ответ из министерства финансов на мой запрос о письме Смирнова обязательно получу. Поскольку Смирнов заявил, что в республике наступил кризис, противоположной стороне нужно будет защищаться не менее решительно. Смертельная схватка между единороссами становится все более кровавой. Полагаю, что Ноздрякову придется использовать некоторые сведения, которые раньше были засекречены и ни под каким предлогом не могли выйти на свет божий. Чувствую, что это будет момент моего маленького триумфа, потому что если что и расскажет министр финансов Ноздряков, это мне было хорошо известно еще несколько лет назад, в период федоровского всевластия. Полагаю, что будет сказана правда (или хотя бы полуправда) о знаменитом федоровском пиар-проекте «Дороги Чувашии», о легендарной чувашской газификации. Конечно же, Ноздряков вынужден будет рассказать чрезвычайно много интересного о строительстве в Чувашии, о республиканских долгах, а самое главное – о том, что творилось на «Химпроме», на ЧЭАЗе, ЧАЗе, «Текстильмаше» и т.д. Обо всем этом я неоднократно поднимал вопрос и в ходе сессий, в запросах в прокуратуру, МВД, отраслевые министерства. Конечно же, получал отписки. А вот теперь надеюсь – с получением ответа Ноздрякова придется вновь брать слово на сессии Госсовета и обращаться к тем депутатам, которые представляют партию «Единая Россия» и которые смиренно и безмолвно сидели в прошлых созывах, продолжают сидеть в нынешнем и по странным обстоятельствам довольны как ситуацией пятилетней давности, так и сейчас. Конечно, это будет возможно, если ответ Ноздрякова будет действительно по существу. А я полагаю, что он таким и будет, поскольку деваться команде Игнатьева некуда.

Мелочь, но приятно

Поднимал вопрос о здании истории и архитектуры, расположенном на улице Ленинградской, 22. В годы войны там располагался эвакуационный госпиталь, до сих пор об этом напоминают мемориальные доски. Недели две назад торгаши вывесили на стене здания, в непосредственной близости от памятных знаков, объявление о том, что там можно по сходной цене приобрести то ли шмотки, то ли тряпки. Спросил у министра культуры Чувашии – по какому праву творится это безобразие? Министр ответил, что здание находится в частных руках и повлиять на владельцев относительно того, что они развешивают на стенах, он никак не может. И все же сегодня с утра, проезжая мимо легендарного здания, с удовлетворением увидел: чрезвычайно неудобные для Чебоксар и для всей Чувашии рекламные вывески сняты.