July 10th, 2013

Сундучок зеваки. 107. Юрьев - на века

Специально ходил на Элли Юрьева. Марки. Значки. Монеты и резные портреты на плашках, из полудрагоценных камней - медальоны. Вечные вещицы творцов (они-то могут остаться на века). На века - картины. Тут еще есть, куда ни шло, смельчаки. Люблю грандиозного Тьеполо. Картины - так картины. Огромные, как футбольные поля. Итальянский агитпроп трехсотлетней давности. У нас тоже были лихачи: Мыльников. Дворец съездов в Кремле - на заднем фоне - профиль Ильича, гигантские волнообразные линии, будто в бесконечном океане времени. Кто не помнит из пятидесятилетних сей шедевр, получивший Ленинскую премию? Мыльников считал, что эта работа - на века. А те, кто рисовал плакаты на Красную площадь к 7 ноября и 1 мая, в вечность своих творений уже не верили. Но - впечатляло! На Западе так не умели. Научились после нас - циклопические рекламные изображения: Samsung, Sony, Philips. Чем отличается агитация от рекламы? Ничем, кроме надежды. Надежды на достижение того, чего потрогать нельзя. Что может войти в душу и заставить шевелиться по жизни ради того, что лично тебе не принесет никакой пользы. Но будет счастье и радость за всех остальных. Ваххабиты – агитация: взрыв и немедленное воспарение в рай. Агитация зла. Агитация добра. Реклама, как бы ни прикидывалась вещью, равноценной агитации - ничего не выйдет. В основе любой, самой агитационной рекламы - древний базар и индивидуальная жадность. Более того - в Лондоне, Париже и Нью-Йорке агитации в чистом виде быть не может. Знаки Запада: в 46 году советские спецслужбы проводили опрос пленных, попавших в наши лагеря. Большинство несчастных сказали - Гитлер выдающийся политический деятель и вождь. Франция, после Сталинграда, радовалась: под городом на Волге русские, чуваши, украинцы и все наши (здесь истинный интернационализм Советской власти, и, кстати, почему русские решили в космос запустить чуваша, а не татарина?). Так вот, Красная Армия стерла с лица земли сотую, сто тринадцатую и двести девяносто пятую пехотные дивизии. Те самые дивизии, что первыми вступили в Париж в 40-м и нагло вышагивали по Елисейским полям. Те самые слабаки-французы, что в скором времени развязали колониальные войны в своих южных колониях и к 48-му году всё просра… Потом был сдан Алжир. Коппола, в «Апокалипсисе», снял великолепный кусок про французских аристократов, что живут еще в конце 60-х в джунглях Индокитая и, владея рабами и плантациями, медленно сходят с ума. Все думал - зачем этот кусок в абсолютно американской истории. Нынче, вроде, понимаю. Умный агент Коппола проорал на весь мир: вот путь вашей долбаной демократии - сначала сходят с ума отцы сего изобретения (свобода, равенство, братство), а уже следом чокаются америкашки (сумасшедший полковник, сыгранный Марлоном Брандо). Шпенглер. «Закат Европы». Европа - закатилась. И парижане радовались, как детишки, - они бы хотели дать в морду бошам, а пинка дали, как всегда, русские с чувашами да грузинами. А ведь французы, после энергичного «выплеска» в историю - Наполеона - недолюбливали Россию. Гитлер легко одолел Францию. В главной войне человечества она - проигравшая навсегда. Но, что было бы, если бы Гитлер одолел Россию во второй мировой? Уверен, что с чувашами было бы то же, что и с русскими. Их бы уничтожили. А что было бы с татарами и чеченцами? Уничтожили бы тоже. Но, чуть попозже. Победа Гитлера над Россией все равно бы была великим моральным поражением немцев. Вот только немцы об этом бы не знали. Им бы некому об этом было поведать. Создатели маленьких медальончиков - люди с историческим мышлением. Знают - большие полотна сгинут. Маленькие стекляшки с изображением героев, красавиц и полководцев будут валяться в земле даже тогда, когда человечество исчезнет с планеты. Чем яснее понимание этой истины, тем меньше гермы. Скромнее нужно быть, скромнее. На солдатских пуговицах и пряжках горят гербы государств, прекративших свое существование. Федоров, став президентом, романтично заблуждался - Чувашия - суверенное государство в составе Федеративной России. Рога обломали быстро. Но был скромный художник с застенчивым, добрым, из-под очков, взглядом. Он-то поверил Федорову. И сделал хороший герб, как он думал, на века. В основе - щит. И росточек хмеля. Вот и пошел смотреть. Что останется в волжской глине от государства Чувашия? А останется герб Юрьева.

Между прочим

Между прочим, в СМИ появилось очередное письмо, которое министр сельского хозяйства РФ Федоров по согласованию со своим заместителем Николаем Смирновым направил в адрес руководства ЧР. Смысл второго послания тот же, что и первого. Мол, экономика Чувашской Республики (особенно сельское хозяйство) разваливается. Выводы: у нынешнего главы Чувашии – слабая команда, сам он – слаб, прежний президент республики – молодец. Все эти записки носят классический, федоровский, подлый характер. Откровенно говоря, это провокация. И дело не в Игнатьеве (он действительно слаб и, очевидно, не сумеет досидеть до конца своего срока). Дело в яростной беспощадности нынешних руководителей к своему собственному народу. Будет смят Игнатьев, его окружение, десятки и сотни тысяч простых людей, но моя неудовлетворенная обида будет отомщена.

Да, в Чувашии хуже, чем во многих иных регионах РФ, так ведь и во всей России хреново. Федоров с Игнатьевым - близнецы-братья. Но вот сцепились и бьются насмерть. Конца-края этому не видно. Конфликт настолько глуп, очевиден, позорен, что хохочут все соседи. Может, это и не так, но обидно думать, что у какого-нибудь главы соседнего региона появится удовлетворенная мыслишка: чуваши, которые допускают подобные грязные разборки среди своих руководителей, богато и нормально жить никогда не будут. О народе судят по руководителям. И если среди руководителей царят себялюбие и ненависть к друг к другу, то что же тогда – весь народ такой?

Федоров со Смирновым говорят Игнатьеву: у тебя больше 30 тыс. гектаров не засеяно. Но Игнатьев с тем же основанием может сказать Федорову: а у тебя не засеяно 42 млн. гектаров. Федоров – Игнатьеву: у тебя нет связей в федеральном центре. А Игнатьев – Федорову: ты на последней коллегии по итогам выполнения госпрограммы 2008-2012 годов ни разу не упомянул имя президента Путина, а именно Путин прилюдно пообещал всем россиянам, что через пять лет мы и себя прокормим, и на экспорт продукты питания отправим. Что, Федоров, не уважаешь Путина? И пошло-поехало. Так можно собачиться до бесконечности.

Причем ясно же: если бы не Федоров, республика не оказалась бы в столь печальном положении. Прямо могу сказать: проблемы с вводом жилья – это федоровское «достижение» в первую очередь. Проблемы тракторного, «Химпрома», агрегатного, хлопчатобумажного комбината – тоже федоровская «заслуга». Просто в схватке двух товарищей по партии - единороссов Федорова и Игнатьева – бывший президент всегда оказывается на полшага впереди нынешнего главы. Умение чуть-чуть раньше своего противника крикнуть «держи вора» Федоров получал на рынках и ярмарках, где с юных лет занимался частной торговлей. Здесь Игнатьев гораздо проще – опыта многолетней рыночной торговли не имеет. Как говорится, мужика можно выгнать из деревни, а деревню из мужика – никогда.

Мелочь, но приятно

Сегодня на обычно пустой стадион «Спартак» вышли физкультурники. Древний дедушка огромного роста, тощий и лысый, снял рубашку, закатал брюки и сел загорать. И это несмотря на то, что солнца-то и не было. Глаза дедушка прикрыл платочком, который накинул на очки. Ноги у дедушки – белые и покрыты сизыми пятнами. Кожа – желтая, тонкая, как пергамент, собирается на бедрах мелкими складками.

Каталась на роликовых коньках и молодая девушка, вся в пластиковой броне – шлем, рукавички, наколенники, налокотники. Девица беспрерывно разговаривала по телефону.

Еще один мужчина, лет под 60, усатый и грустный, был в зеленых толстых китайских штанах, коричневых ботинках образца 1985 года и льняной рубашке с чувашской вышивкой. Дядька занимался гимнастикой в стиле Цигун – медленно сгибал в коленях ноги, левую руку вытягивал, подняв кверху ладошку (будто в зеркальце смотрелся), а правой рукой, сухим кулаком, резко бил по левой ладошке и тут же, хлопнув, опускал ногу. Потом ноги менялись, мужик смотрелся, как в зеркальце, уже в правую ладошку. А лупил по ней левым кулаком. Каждый раз громко орал: «Ха!»

При первом вопле цигунистого мужика я даже нервно дернулся, проезжая мимо на велосипеде. Особенно приятно, что замерший дедушка с сизыми ногами в итоге также подал признаки жизни. Наболтавшись по телефону, девица села на лавочку напротив деда и стала снимать свою сбрую. Услышав, что кто-то шевелится рядом, дедушка приподнял тряпочку и, захлебываясь в мокроте, густо сказал: «Га!» Ну, чем не Универсиада?