July 9th, 2013

Сундучок зеваки.106. Куни на просторах Руси

До богатеньких и их государств серьезность отношения к сверхъестественному была неотделима от тупой первобытной веселости. Ржали и рыдали одновременно (у негров в            Орлеане пережитки: хоронят и тут же дудят на саксофонах). Вот и государство взяло себе в плюс набожность и серьезность. Низкую ржачку оставили народу, а обслуга и богатенькие уселись писать умные книжки о серьезном боженьке. На народ плевали. Но простолюдины ржать не переставали и, когда (изредка) начинали рубить богатеньким головы, делали это в форме веселых балаганов. Злы народные скоморохи. Уморителен лубок. Ярмарочный театр быль столь же смешон, сколь и беспощаден. Богатеньких-то немного. Еще меньше было власть имущих, и их наука, богословие и философия, лишенные юмора, превращались в начетничество, обскурантизм, черствый педантизм. Глубоко копали, а ширины не было. Простолюдины на площадях потешались над уродами, карликами, великанами и бородатыми женщинами. То есть над фокусами природы, которые не могли объяснить ни ученые монахи, ни просвещенные монархи. Народ же не боялся уродов, он над ними ржал. Высшие круги ржать во всю глотку не могли - не позволяли приличия. Если хохочешь - значит, признаешь свою тупость и не боишься ее показать. А как ученый придворный мог перед сапожником или крестьянином расписаться в бессилии? Уморительная серьезность власти. Безудержный смех при актах жестокой расправы над властью. Серьезность и смех. Два мира. Смех широк, мощен, пугающ для тех, кто постоянно ходит с кислыми рожами всезнаек. В церкви попы с серьезными ликами (постная харя - неплохой способ заработать), а на улице - карнавальное продолжение библейских сказаний (Зенон Косидовский). Богатенькие пытались влезть во всеохватывающий смех (Лажечников «Ледяной дом»). Пышностью балов, маскарадов и фейерверков желали подмазаться к простолюдинам. Кончалось трагедией (Депардье. «Ватель»). Но большинство простолюдинов печенками чует - смех - их территория. Ржать они будут при расправе над королем. Праздник столь же древен, как и наскальный рисунок. Праздник всегда там, когда терять уже нечего. Не привыкать - народ ржет не только над попами и вельможами. Запас: если сгинут серьезненькие, то ржать придется над собой. Ржачка над собой у злой бедноты была пугающей для верховных светских и духовных начальников. «Похвала глупости» Эразма - наиболее выдающееся воплощение этого страха. Оттого книжка так уморительна и неповторима (ответ последовал один в один - «Письма темных людей»). Бесконечные волны - за ужасом смех, но, тут же, вновь ужас (простое правило использовано америкашками в Голливуде, сам я по-тупому смеюсь над пародиями на фильмы-ужасы). Издевались ли над «Песней о Роланде»? А над «Ave Maria»? Еще как. Причем не на латыни, а на родных - французском, немецком, английском, испанском. Здесь - язык. Не менялось ничего веками (сюжеты вечных анекдотов чуть подновлялись). Небольшой всплеск - появилась тесненькая площадь Интернета, где мгновенно возродились древние формы площадного карнавала. Даже в малюсеньком, затхлом мирке чувашского Интернета появились свои ученые коты, скоморохи-провокаторы (Интернет-газета), злобные шуты, потешные карлы и карлицы, придуривающиеся (Регнум) Иваны-дурачки.

Лично я пытаюсь разыгрывать образ доктора Гаспара («Три толстяка»). Но добрые друзья с нашей шутовской площади утверждают, что никакой я не доктор Гаспар, а самый толстый и глупый из трех толстяков. Однако в России грубо нарушают заповеди Эразма. Все на уровне «Писем темных людей». На дворе хреново. Так хреново, что и сказать нельзя. И где же гомерический хохот, перерастающий в многомиллионный вой нищих и обманутых? В России всегда было худо с имиджами, и Маяковский это понимал. Трудился, стараясь восполнить («Клоп», «Баня»). На переднем крае - как всегда (не без выгоды) - авторы еврейского происхождения (Райкины, Жванецкие) и выходцы с Украины. Все не то. Серьезность обстановки требует великого автора, способного врезать по мозгам одуревшего обывателя вещицей не слабее «Ревизора», а еще лучше «Сказкой о попе и работнике его Балде». Вместо этого вторую субботу подряд вынужден смотреть в Чебоксарской русской драме английского делателя комедий Рэя Куни. Этот самый Куни заполонил все бывшее пространство СССР. Алма-Ата, Орел, Крым, Гомель, Москва - один смехач Куни (у нас, в Чебоксарах, как всегда, вторая очередь, подбираем крохи за другими). Ширвиндт в Сатире ставит «Слишком женатого таксиста» - и мы следом. А как же! Нищета, и, следовательно, нужна касса. Зритель на чуждую для нас ржачку идет. Те, у кого есть 250 рублей на билет. Те, у кого до очередной получки не осталось ни гроша - у телека, смотрят Якубовича с его опостылевшими маринованными огурцами и пирогами с города Бобруйска. Страх нынешних богатеньких: как бы смех не сдавшейся площади не перерос в народный карнавал по вешанью опостылевших на столбах. В авральном порядке в страшное зево пушкинского «народ безмолвствует» нужно тоннами сыпать сухой песок различных, абсолютно чужих нам, авторов. Смех площади подменить смехом, математически просчитанным где-нибудь на берегах Темзы. В Чебоксарах, в операции пожаротушения по театральной линии (недостойное, надо сказать, дело), отличились трое молодых: Казимир (один из полицейских), Володин (сосед-педераст), Смышляев (Стэнли - лучше всех). Горюнова не было. Образы Мэри и Барбары пытались воплотить молодые актрисы, фамилии которых не запомнил, - играли хуже, чем лицедейки в «№13». Комедий в Русской драме много. Коллектив молодой, здоровый, и играют они все французов да англичан.

Между прочим

Между прочим, усилился поток обращений граждан, в том числе и в мой адрес, которые недовольны тем, как по маршрутам ходят городские и пригородные автобусы. Понятно, что передвижения рейсовых автобусов связаны с обслуживанием ветеранов, а также льготников, которые имеют право на послабления в оплате проезда. Обратившиеся граждане заявляют, что водители автобусов пригородных рейсов №№103, 125, 137, 148, 206 стараются не останавливаться на остановках. Особенно эта тенденция наблюдается тогда, когда пожилые люди направляются на свои садовые участки или возвращаются с них. Например, популярный рейс №102 по маршруту Чебоксары-Кугеси вообще прекратил свое существование. Зато особую активность проявляют водители маршруток, при проезде на которых льготы не действуют. Естественно, забитые под завязку маршрутки, особенно в дачный период, приносят неплохие прибыли владельцам микроавтобусов. Посетившие меня пенсионеры прозвали эти маршрутки «чиновничьими». Будто бы за каждым таким микроавтобусом в конечном итоге скрывается кто-нибудь из республиканских или городских бюрократов. Вот и получается, что десятки и сотни людей, которые могли бы воспользоваться льготами при проезде, в итоге набивают карманы алчных дельцов.

Доводы, приведенные ветеранами, заслуживают проверки, и в ближайшее время обязательно займусь расследованием этого вопроса.

Мелочь, но приятно

Особенно сильно устаю по понедельникам. Прием избирателей иногда длится до 10-11 часов вечера. Пришел домой, а на столе большая миска со свежей малиной. Ягода с собственного участка, и не простая, красная, а особая – желтого цвета. Насыпал сахарку, разбавил молочком и съел. Не поверите – усталость как рукой сняло.