July 2nd, 2013

Между прочим

Между прочим, неясной остается ситуация с подъемом воды в Чебоксарском водохранилище до отметки в 68 метров. Напомню, что ГЭС создали в 1980 году. При этом длина водохранилища составила 252 км, а полный объем - 4,6 тысяч куб. км. Вопрос об уровне подпора часто становился предметом серьезных экспертных исследований. Однако до сих пор базовым заключением остается документ, созданной Госэкспертизой еще Советского Союза. В постановлении Госэкспертизы 1989 года говорится, что ГЭС экономически неэффективна ни при 63, ни при 68 метрах. Поэтому надо оставить старый уровень с тем, чтобы не наносить дополнительный ущерб природе.

Однако в 2007 году материалы относительно Чебоксарской ГЭС вновь заинтересовали правительство, уже РФ. По сообщению газеты «Аргументы недели» обоснования инвестиций по подъему уровня Чебоксарской ГЭС получили положительные заключения. Теперь уже главы Госэкспертизы не СССР, а России заявляли о благотворности подъема воды до 68-й отметки. В 2008 году подъем воды благословила и Академия наук России. В 2009-м материалы относительно уровня воды легли на стол к Президенту РФ Дмитрию Медведеву. Он дал зеленый свет подъему воды на государственном уровне.

Прошло 4 года, и при Президенте РФ Владимире Путине процесс подъема воды до 68-й отметки вновь застопорился. Дело в том, что против подъема активно выступили Нижегородская область и власти Республики Марий Эл. Кроме того, значительная часть населения Чувашии также выступает против. Складывается впечатление, что нынешней власти ЧР не до лоббирования проектов, подобных подъему уровня воды в Чебоксарском водохранилище.

За сундучком. 85. Алый шар солнца

Не распогодилось. Но - без дождя. На небо (тихое и мягкое) будто набросали маленьких серых барашков. Ножки кверху, а курчавые спинки (одна к одной) укутали небо в волнистый каракуль. Думал идти в театр Маяковского. Но - хватит драматургии и мужиков, энергично артикулирующих, замкнутых между деревом сцены и бархатом занавеса. А в Консерватории всегда какое-нибудь чудо. У нее странное: цвета и ткани. Бритые головы, пучки волос, будто длинные хвосты рассыпаются по ткани. Сари - белые, оранжевые, рыжие. Некоторые босиком, но большинство в каких-то странных шлепках. Речь русская, английская, французская. Сладко проглатывают острые окончания хохлы и хохлушки. Отчего-то много почти черных (почти - цвет черного кофе) индийцев. Пухлые губы мужчин. Глаза, чуть навыкате, бело-коричневые, с кровью, блестящие, влажные. Черные, толстые, будто в масле, кудри, что у мужчин, что у женщин. На дамах - легкие, газовые платки в золотых и серебряных блестках, красоты удивительной. Галдят дети, но девочки - черненькие, миниатюрные - ведут себя тихо. Цыганский табор, но чавалы хорошо кормлены и мыты. Над бритыми мужиками в хитонах, над влажноглазыми детьми Востока поднимается сладкий аромат. Жадно ловлю запахи, глубоко вбирая свежий воздух. Благость не могут перебить вездесущие старые тетки с авоськами, в поношенных кофтах. Эти не меняются с годами. Ощущение - будто они живут в концертных залах, на фестивальных площадках, заселили подмостки и кулисы. Длинная очередь, но мне достаются билеты за двести рублей (в Пушкинском, за порочных британцев, бабушка Антонова содрала с меня четыреста). Разноцветная толпа вливается на крыльцо-ротонду за памятником Чайковскому. Бегам Парвин Султана (она). Мохаммед Дильшад Хан (он). В Индии - миллиард. Эти исполняют классическую музыку Хиндустана. Парвин - королева северо-индийского вокала. Полагаю, Парвин с наслаждением слушают миллионов триста-четыреста. Те, кто ближе к мусульманам. Не сомневаюсь: есть короли южноиндийского вокала, а также музыкальные князья побережий и мелодичные шейхи гор. Дильшад Хан - муж, гуру Парвин. К тому же большой ученый. Откапывают и исполняют древние раги. Размах голоса у Парвин (восточные люди всегда склонны преувеличивать - лишь бы продать товар) охватывает три с половиной октавы. Ее муж умудряется сделать пять октав.

Заходил почти последний. В кустах, что высажены перед Консерваторией, - низкое гудение. Крупный, черный жук. Не майский, но, судя по плотному звуку, крылья у него - дай боже! Мартин Скорсезе снял фильм про Джорджа Харрисона. Битла в последние годы окружали всевозможные гуру - толстые, волосатые мужики, блестевшие от сала, будто облитые густым сиропом. Махаришны играли на ситарах, били в таблы. Были у них и серебряные колокольчики. Руки друзей Харрисона проворно двигали дощечками, сминая ребристую кожу. Меха подавали воздух в деревянный ящик. Сипящий звук удивительно напоминал гудение черного жука. Становилось ясно - сейчас будет много индийской музыки, но уже без Харрисона. Под огромным органом - возвышение, обернутое белой тканью. Со всех сторон тянутся черные микрофоны, словно окаменевшие змеи, глянувшие в глаза Медузы-горгоны. Появился Мукундредж Дае со своими бонгами. Шринивас Агарья в длинной белой рубахе развернул коричневый ящик, напоминающий половину аккордеона. Толстая девица в цветном сари с огромной копной черных волос взяла пузатую рабабу с длинным грифом, нежно тронула струны. Повеяло сладким жаром Востока.

С. приезжал ко мне, упражнялся в индийских песнопениях. Тогда я выпивал. По стакану (под огурчик) чебоксарской, столетней.   С. привозил керамические флейты, маленький там-там и немецкие губные гармошки. Раздетые до трусов, мы ложились в саду на стол. Над нами - ветви груши. Сладкие плоды глухо ударяются, падая на землю. Маленькие звезды в черном небе. Жара спала, а комары, в конце июля, не зверствуют. После второго стакана мы их, редких, не замечаем. Жар разогретой души рождает низкий, однотонный звук. Это с хрипотцой, по-животному, мычит С. От этого толстого, как жгут, звука я начинаю свои рулады, забираясь все выше.   С. неожиданно бьет в там-там. В Индии жарко, и водкой подогревать себя не надо. Однотонный звук рождает тяжкий жар воздуха. Вступают керамические флейты.

Дильшад Хан мычит, прокашлявшись, как   С.    А Парвин накручивает рулады тягучих звуков, будто выщипывая отдельные тонкие нити из рычания мужа. Роскошное, с блестками, голубое сари спадает с рук, и немолодая Парвин, слегка подергивая плечами, вновь загоняет материю к шее. Буддисты рядом со мной мерно раскачиваются. Коричневые, до темноты, индийские мужчины блаженно прикрывают свои выпуклые очи. Дети смотрят внимательно, будто пожирают глазами сцену. Я возвращаюсь на несколько лет назад, в теплый сад, словно принял на грудь четыреста. Меня нет, а умелица Парвин расщепила меня на тончайшие нити сумасшедших, изощренных подвываний. Дильшад Хан играет на гуслях (правой рукой). Левой выделывает в воздухе то умоляющие, то вопрошающие знаки. Мне бы хотелось тонкую рубашку из того же материала, что и платье божественной Парвин. И чтобы шел я в этой рубашке по берегу океана, в который опускается огромный шар алого солнца.

Между прочим

Между прочим, в федеральных СМИ появились сообщения о том, что 29 мая в Москве состоялся первый съезд Федерального Сельского совета. Делегат съезда, старший преподаватель Тимирязевской академии Алексей Трубников дал комментарий газете «Аргументы недели» о состоянии сельскохозяйственного образования: «Сейчас в России не готовят настоящих агрономов, потому что сельскохозяйственные вузы лишились учебных хозяйств. С тем же успехом можно вручить диплом хирурга тому, кто почитал учебники, но ни разу не держал в руках скальпель. Первой ласточкой в начале нулевых стала ликвидация учхоза при Чувашской сельскохозяйственной академии (президентом республики в ту пору был нынешний федеральный министр сельского хозяйства Федоров). Потом отдали под застройку учхоз «Михайловское» в Подмосковье. Затем не стало учхоза «Дружба» в Ярославской области, учхоза «Калинино» в Тамбовской области.

Остался только учхоз «Муммовское» в Саратовской области».

Выясняется, что, оказывается, Чувашия была пилотным регионом, в котором опробовались не только ЕГЭ и «Школьный автобус», но также и практика обучения агрономии без учебных хозяйств, а животноводству - без коров.

Мелочь, но неприятно

Если по мне, то рекламщики «Татнефти» совсем сошли с ума. Сообщается, что если закупил в «Карусели» продуктов на 2 тыс. рублей, то тебе выходит скидка на приобретение бензина на татарских заправках. Всюду висят картинки – мужчина держит огромный пакет с продуктами и в той же руке умудряется удерживать огромную канистру с топливом. Представил, как будут после этого вонять продукты, и в «Карусель» ходить вовсе расхотелось.

Не исключено, правда, что творцы рекламы отупели настолько, что не видят разницы между человеком и автомобильным мотором. Мотору - бензин, человеку – булка с яблоками, провонявшая бензином. В итоге и то, и то заправлено, а деньги – в кассу.