May 9th, 2013

За сундучком. 48. Серебряная нога Магдалины

Выпить могли и на площади Рисорджименто. Отказался. Дело личное. Джульетта Мазина в «Ночах Кабирии» заявила богатому ухажеру: я - с Рисорджименто. Маленькая, хлесткая, верткая - актриса потрясла меня еще в юности. Эти ее глаза! Сообщил брату, что алкоголь невообразимо как, но соединен с затхлым духом Ватикана. А тут - Мазина! Как рыдала она, ползая по краю обрыва в опавших листьях, после ограбления. Деньги, опять проклятые деньги. Италия Феллини - это Рим (Кабирия с подругами-проститутками ловила клиентов на Археолоджико, а в Остию ездила мимо Томба ди Сесилия Мотелла). Когда подбирались к Сан-Джованни-деи-Фиорентини, вслух размышлял о сходстве наших новостроек конца пятидесятых-начала шестидесятых: пустыри, белые крупноблочные пятиэтажки (хрущевки). Кабирия живет на пустыре, в каком-то маленьком сарайчике, сложенном из бетонных блоков. Кабирия-Мазина - святая, но проститутка. Чем не Мария Магдалина (потрясающая сцена коллективного поклонения деве Марии из фильма). Год 57-й. Мужик, что так жестоко надругался над чистым чувством Кабирии - не безвозвратная сволочь (скотом был бугай, что в начале швырнул девушку в реку). Но человеческое уже ушло, как поздний, последний паровоз. В «Сладкой жизни» - снова проститутка, но живет она в недостроенной крупноблочной домине, что горбится посреди колдобин и выбоин. Крыша протекает до самого подвала, и герой Марчелло Мастрояни пробирается с богатой кокоткой по доскам. Вода, шлепающая о бетон. Заявляю брату: идем к фонтану Треви (Николай Сальви). Там легче будет выпить.

Рисорджиментовое начало присутствует во всех шедеврах Феллини. Сладкой является симпатичность Мастрояни. Анита Экберг - пышная блондинка с огромным бюстом - купается в фонтане Треви до самого рассвета, а Мастрояни вынужден наблюдать эту пошлость американки, глубоко страдая. А ведь он любит Баха, орган, благоговеет перед крутыми лестницами купола собора Святого Петра (уникальная работа оператора). Все кончается фотографом по фамилии Папарацци, что хищно выклевывает по кадрам чужую жизнь. Мальчик и девочка видели: явилась Мадонна. Немедленно шоу на основе чудесного видения. Это - в 60-м. А в восьмидесятых - «И корабль плывет». Кораблекрушение. Позже уже Джеймс Кэмерон делает упрощенный вариант трагедии в простоватом «Титанике». Барокко Феллини искренне, последовательно. Висконти - игры с простым народом. У Антониони. Прекрасно снял рабочую демонстрацию Пазолини в «Птицах больших и малых». Росселлини. Де Сика. Мексиканскую революцию снимал Дамиани. Даже Тинто Брасс (в 66-м, кажется) показал похороны рабочего активиста - «На вершине мира». И Дзеффирелли в «XX веке». У Феллини нет рабочих. Лишь проститутки, деградирующая интеллигенция да разбитые иллюзии. Оркестрик бродячих клоунов. Порочная сцена ночных плясок в «Сладкой жизни» не обошлась без молоденького Челентано. Рок-н-ролл. Увлекшись, Челентано даже рухнул на пол.

«Вот у Треви как раз и выпьем». «Нет. Далеко», - парирует брат.

Не меньшая по размерам, чем собор Святого Петра, церковь Фиорентина. Серебряная ступня, в которой спрятаны мощи Магдалины. «А вот и она», - громко говорит брат, остановившись напротив картины. Гулкий звук долго не гаснет под темными сводами. Сальватор Роза сказал, написав эту картину: «Приведите Микеланджело. Пусть он попробует написать что-либо подобное».

Проспект Виктора Эммануила. Улочка - вбок. Огромная медная дверь с массивным кольцом вместо ручки. Садимся. На ступеньке, нещадно побитой, расстилаю «Оссерваторе Романо» (Франциск-то в круглых очках). Ломаем хлеб, сыр, открываем одновременно литр молока, пол-литра граппы. По сто - и кусочек сыра (вру Мише, что от граппы пахнет виноградом, на самом деле - самогон). Над головами, на подоконнике, фиолетовое с желтым - герань. Сидящий брат: «Хорошо!» - и легкий, долгий вздох. «Про деньги, - неожиданно заявляет, захорошевший. - Ватиканская газета - а ведь есть связь с ограблением наших толстосумов на Кипре. Сам говорил: Рокфеллеры, Ротшильды (ФРС) и Ватикан. Кто дал команду частично раскулачить банки на Кипре? Только они. Если деньги не обеспечены золотом - туфта. Значит, «частная собственность» - не священна». Банковская тайна - профанация, и банки не дадут больше прибыли, а это не устроит алчных. Кабирий больше нет - перевелись. Сладкая жизнь - омерзительна. Нет идеалов ни со знаком плюс, ни со знаком минус. Еще сто грамм. Накидки - синяя и желтая. В темных небесах просыпается дождь. Храм Чеза Нуова - игрушечный ковчег и мужик, тихо играющий на гитаре. Махина Сант Андреа делла Валле (закрыта). Возле развалин на площади Аргентина малюсенький магазинчик «Спар» и огромный книжный магазин. Непомерных размеров альбом репродукций Марка Райдена (девочки-куколки со свиными отбивными и странные зайки с Майклом Джексоном). Брат рассматривает книгу о Тарковском (на английском). Рядом - биография Кейта Ричардса. Смотритель запрещает снимать внутри магазина. Тарковский - теплый дождь в Риме, лежбище нищих на древних раскопках (капли дождя капают на толстые одеяла). Миша допивает граппу, а у меня распухли пятки, болтающиеся в мокрых носках. Фонтан Тритон закрыт фанерой, но выше расположен фонтан в виде лодки, что слепил отец Бернини. Видели кафе «Греко» и, в промоченном до черноты вечере, взбирались по изъеденному мрамору Испанской лестницы. «Место самых дешевых натурщиков и круглосуточных букетов», - торжественно провозгласил брат на пустой площади перед дворцом де Монти.