March 26th, 2013

За сундучком. 27. Посреди поля в морозном марте

В самом конце марта - мороз. Январский. Тридцать пять лет не было такого. А тут случился концерт Мориса Яклашкина. 45 лет его капелле. И - обшарпанная филармония. Начинали со Степана Максимова: «Уй варине» (Посреди поля). Вроде, полуюбилей, а в песне такая бездонная тоска, которой нет даже у русских. И мелодия очень близка к русским страданиям, но ощущается - иное. Сразу охватило странное чувство, которое выдержать было трудно, но мне, полукровке, все же удалось. Сильный мороз не разгорающейся весны. Яклашкин мастер весеннего ночного мороза. Он знает, чувствует, что с ним делает чувашская народная песня. Но, он-то, как никто другой, знает, что ему делать с песней и со своим хоровым коллективом. Строг - в идеальном черном сюртуке и ослепительной рубашке с бабочкой. Скромные ноги - но маэстро честно не надевает ботинок на высокой подошве. Туфли хорошие, дорогие - и от этого не отсвечивающие наглым лаком. Вот у конферансье вызовов хватило на весьма (хоть и не до конца) заполненный зал – сахарно-белый пиджак и длинноносые туфли изумительного сияния. От туфель конферансье в разные концы зала отлетали блики, проблески, голубые сияния. Но ботиночная молния свила себе гнездо на руках Яклашкина, народного российского артиста. У музыканта - по два серебряных перстня с каждой стороны. Перстни именно что не золотые, а на одном тусклый черный камушек. В свете софитов ботинки конферансье сверкают, перстни на руках бликуют, и ярко-белые лучики взмывают к голове размахивающего руками дирижера. Все серебро сыпется крупными завитками кудрей. С последнего концерта (7 февраля), когда Яклашкин исполнял Моцарта с молодым валторнистом, серебряные кудри подросли, еще свободнее, живописнее разметались по плечам. Морис Яклашкин говорил удивительно мягко, спокойно. Поразился - вот память! Начиная с основателя хора Орлова-Шузьма - и дальше: Федор Павлов, Аристарх Орлов, Федор Васильев, Григорий Хирбю, Анисим Асламас, Юрий Григорьев, Филипп Лукин и Михаил Яруллович Гарифуллин. Добром вспомнил космонавта Николаева (любимая песня «Ве¢, ве¢, куккук» («Лети, лети, кукушка»). Ее недавно исполнял по телевизору бывший министр и нынешний парламентарий Краснов. Показалось мне, что сердце Петра Степановича дрогнуло во время исполнения, измученное нескромным напором журналиста «Советской Чувашии». Зал сочувственно вздохнул, когда юбиляр вспомнил о Днях культуры Чувашии в Москве и о выступлениях почти во всех столицах союзных республик. 60-е годы - почему шестидесятники - это только Аксенов с Ахмадулиной и Шукшин с Распутиным? Разве Орлов-Шузьм, Хирбю, Юрий Рытхэу, Чингиз Айтматов не шестидесятники? Выскажу крамольную мысль - не Ислюков ли, принимавший участие в решении вопроса о том, что после русских в космосе будет чуваш, - истинный шестидесятник. И когда Яклашкин упомянул, что его коллектив, в 72-м, в год пятидесятилетия СССР, выступал на сцене Дворца Съездов, в Кремле, зал разразился одобрительно-ностальгическими аплодисментами.

На левой руке дирижера-песенника - наколка.

Опять весна и мороз. Серебряные перстни и бледная наколка. Канашский педагогический техникум - и совет учиться дальше, в консерватории. И учился. Удивительный город Канаш - а заведения какие замечательные - финансово-экономическое (Кураков, Андреев В.М. и его друг Александров - бывший банкир, Н.В.Смирнов и др.). Одного музыкально-педагогического отделения с Яклашкиным достаточно. Канаш, как морская гавань на чувашском материке. Из нее уплывали, уносились на паровозах, в теплушках, в третьем классе, в товарняках чувашские ребята в далекие края - будто в бескрайний океан жизни. Удивительный человек - чуваш. Тот же Яклашкин, за одно поколение, из глухой деревни - к вершинам европейской культуры (12 апреля Капелла вместе с оркестром будет исполнять 9-ю симфонию Бетховена). Ценю братьев-ингушей вместе с чукчами, но есть ли у них творения, близкие по силе к той же опере «Нарспи» Хирбю? Пианисты - братья Воробьевы. Анисим Асламас и Филипп Лукин - добрейшей души человек. С Лукиным однажды долго беседовал в середине семидесятых в Доме творчества композиторов, что в Кувшинке. Мы гуляли среди сосен. Догорало солнце, а из распахнутых окон слышались звуки пианино. Такой же поздней весной, с мамой, в 69-м, вышли из музыкально-драматического театра, что тогда располагался на Красной площади. Слушали Васильева, оперу «Шивармань».

Публика - особая: молодежь и остатки чувашской творческой интеллигенции. Яклашкин, чье лицо еще больше стало походить на лицо старого индейца, дирижируя, распалялся и неистовствовал. Нынче в местных театрах мало исполняют симфонические произведения чувашей. Почти не слышно опер и балетов. Но когда коллектив Капеллы выдал «Хороводную пляску» из оперы «Нарспи», восторгу публики не было предела. «Браво» кричал и я. Татуировка на руке дирижера стала ярко-синей (будто налилась кровью). Свиридов «Вальс». Рахманинов «Весенние воды», Сметана, Мокроусов и Себастьян Ирадье - всё легко, талантливо, свежо. Подумалось - как талантлив чувашский народ. И как он неуловим и непонятен - как зимний мороз посреди разгоревшейся весны. Как синяя наколка и серебряный перстень, как способность уйти в глубины мировой культуры прямо с порога бедного сельского дома. Нелегкое это дело. Иногда кончается черной тоской, как у Юрия Григорьева в «Пурнǎç урапи» («Долюшка»).

Мелочь, но неприятно

В старом здании Дома правительства 40-го года постройки места для уединенных размышлений были просторны, гулкие звуки возносились под высокий потолок. Поэтично журчала вода. В новом высотном здании, где нынче размещен Госсовет, и потолки низкие, и места для одиноких размышлений тесненькие. Стокилограммовому человеку трудно уместиться в убогих клетушках. Встать и неспешно одеться практически невозможно. Приходится открывать дверь кабинки, а это всегда чревато. Я уже дважды попадал - заглянет человек, испуганно скажет: ой, простите, - и скрывается.

Между прочим

Между прочим, газета «Советская Чувашия», давая недавно статью о доме №33 по проспекту Максима Горького, могла бы и назвать тех депутатов, к которым обращались жильцы, с тем чтобы прекратить оголтелые безобразия, которые устроили коммерсанты на первом этаже данного здания. Надо сказать, что несчастные жильцы был и в «Единой России», и в КПРФ, приходили они и ко мне. Лично я немедленно обратился в Прокуратуру ЧР и предварительно выяснил, что действия гражданина Данилова А.Л., который заключил с ЗАО АКБ «Экспресс-Волга» договор аренды, не соответствуют закону. В настоящее время проведение строительно-монтажных работ, которые столь возмущали жильцов дома, приостановлены. Формирование проемов в целях прокладки инженерных коммуникаций, систем вентиляции и кондиционирования, а также размещение кондиционеров и спутниковой антенны, осуществлялось в несущих стенах многоквартирного дома, относящихся к общему имуществу собственников помещений. В соответствии с ст.36 ЖК РФ уменьшение размера общего имущества в многоквартирном доме возможно только с согласия всех собственников помещений. Отсутствие полученного в установленном порядке согласия на выполнение работ свидетельствует о противоправном характере действий Данилова А.Л. В этой связи обслуживающая многоквартирный дом организация ТСЖ «Запад» направила в суд исковое заявление об обязании привести несущие стены жилого дома в первоначальное положение, демонтировать неправомерно установленное оборудование. В настоящее время Даниловым А.Л. демонтированы ранее установленные кондиционеры.