March 2nd, 2013

Сундучок зеваки. 71. Друг Чапая

плыл по Уралу. Не доплыл. «Дедушка» Калинин, в 21-м, пришел по льду в восставший Кронштадт (вместе с женой). Выступил – аплодировали, но к агитации за большевиков не прислушались – восстание было подавлено, а Калинин (опять же, вместе с женой, бывшей ревельской ткачихой-эстонкой) благополучно вернулся в Питер. Все время думал – герой Соцтруда Михаил Иванович – добрейшей души человек, «всероссийский староста» (Лев Давидович Троцкий так назвал). На самом деле не добрый он, а чем-то напоминает Эдуарда Лимонова. Взлохмаченные седые волосы. Бородка клинышком. Большие очки. Лимонов (Савенко) – с рабочих окраин Харькова. Михаил Иванович натура более хитрая. Деревенский – да! Из лакеев – несомненно (хозяин – Мордухай-Болтовский). Этот Мордухай переехал в Питер, Мишу взял с собой.. Миша ходил по столице империи, читал книжки из библиотеки Мордухая. И – на машиностроительный завод. Что за отношения у Калинина были с Мордухаем? Обижал ли помещик Мишу? А может, вправлял мозги «налево». Но на заводе – кружок. Марксисты. «Кресты». Ссылка. Не в Крым (хотя мог попасть и туда). В Тифлис. Снова марксисты. Ссылка. В Ревель. Рабочий-Калинин организует типографию. Накрыли. «Кресты». Снова Ревель. С ружьем и поленом бился в 1905 на баррикадах в Москве. За это – Сибирь. Но из Сибири-то бежал. Питер. В феврале 17-го командовал отрядом, что брал Финляндский вокзал. Опять полон. Октябрь 17-го. И тут же – сфера ЖКХ. В России февральская революция свершилась из-за ДПУ. Октябрь грянет из-за непосильного гнета ОДН. Калинин-лимоновец не мог остаться в стороне от самой горячей точки революционного Питера – возглавил Комиссариат городских хозяйств. Говорят – вооруженный рабочий – опора диктатуры. Верно. Утверждают – советская власть и электрификация вперемешку с социализмом. Не спорю. Но что делала бы революция (с Троцким и Лениным) без водопровода и канализации? Как бы она пахла, если бы Михаил Иванович не привел в боевое состояние десятки (даже сотни) повозок городских черпателей дерьма (золотарей). Отходы человеческой жизнедеятельности и их утилизация – практическое воплощение бумажных ленинских идей из работы «Что такое советская власть».

Где пляшут нынче джигиты? В Чечне. В этой Чечне русских осталось мало. А вот в далекие двадцатые Калинин был направлен на Кавказ, к чеченцам. Затем отправился к терским казакам. И число русских в Чечне и Ингушетии стало расти, а город Грозный превратился в нефтяную столицу русского Кавказа. Михаилу Ивановичу (единственному!) удалось открыто выступить против высылки раскулаченных в Сибирь. Своей рукой так и написал – я против. И высылку людей в глушь приостановили. Не стоит осуждать Сталина – запомнил. Сослал в Сибирь калининскую жену-ткачиху. Муж - Председатель ВЦИК (после Свердлова, сам Ильич рекомендовал) – а жену наравне с другими арестантами – в Сибирь. Сталин: рядового на фельдмаршала не меняю. Сталин: что родные Иванова, что Молотова и Калинина – всех в деревянный товарняк. Товарищи по партии. Знали – делается для того, чтоб народ видел: в стране Советов все равны. Калинин понимал – надо. Без этого трудно было бы удержать авторитет Сталина. От народа требовались сверхусилия, иначе с народом не совладать – ни черта работать не будут – как сейчас. Война – на носу. Нужны фабрики, заводы, организованное село. Если бы у Сталина не застрелилась жена, он бы и Наденьку свою не пожалел, отправил бы одним товарняком с иными кремлевскими женами на лесоповал. Калинин – универсальный русский тип. Все – в нем. Крестьянские семьи, при Столыпине, отправляли в Оренбургские степи. Брали с собой все, что позволит выжить семье в дикой, безлюдной пустыне. Соль, спички, керосин и маленькая иконка между пилой и топором. Михаил Иванович, отправившись в дикое, ледяное поле русской революции, захватил в своей личности самое важное от крестьянина. Знал он, кто такие холопы и лакеи. Восторженный книгочей и, самое главное (керосин) – испытал он железные «скрепы» для ума и сердца – был рабочим. Не человек – Франкенштейн, собранный из кусков живых, российских сословий. Оттого и выжил в огне восстаний, в ледяной воде чиновничьего быта. Так называемые «цельные натуры» в революции приживаются плохо. Нужны пестрые люди: Ульянов – чуваш, калмык, швед, еврей, немец, русский. Джугашвили – священник, поэт, бомбист. Калинин – крестьянин, холоп, рабочий, вождь, чиновник. В Чебоксарах памятник Калинину к месту. Два воина революции: Василий Иванович и Михаил Иванович. Оба метко стреляли.

Между прочим

Между прочим, года три назад, когда расширяли улицу Калинина, чтобы горожанам удобнее было подъезжать Мега Молу, некий инженер по телеку убеждал: новые технологии, гарантия десять лет. Якобы материалы, из которых делается дорога, настолько уникальны, что при возникновении трещин, или же вдавливания от колес дорожное полотно само сжимается, организуется, выравнивается, и вот уже ни колей, ни трещин.

И что же? К моему удивлению, суперсовременная трасса, спустя всего пару-тройку лет, изъязвлена разрастающимися ямами, изранена трещинами. А прямо напротив въезда на стадион «Спартак» образовалась невысокая ступенька. Дорожный пласт, что сверху, подныривает под дорожный пласт, что снизу. Маршрутки, автобусы, троллейбусы чуть-чуть подпрыгивают на этом приступочке, будто задумчиво кланяются кому-то. И кому они кланяются? Не тому ли таинственному инженеру, который обещал длительные, нереально божественные гарантийные сроки для чебоксарской дороги жизни?