February 23rd, 2013

Сундучок зеваки. 66. Революция по рецепту братьев Вачовски

Было три «Матрицы». Потом «V» - значит вендетта» (Гай Фокс как драматург революции). Почему акционеры Голливуда дают Вачовски сотни миллионов долларов на то, чтобы снимать фильмы о революции? И о революции ли? Морфеус – дедушка Сунь Ят-Сен? Нео – Че Гевара? Тринити – Вера Фигнер? Что-то здесь не так. Слишком просто сводить все к идейке о бездушном обществе потребления и эгоизма, которое неизбежно закончится всевластием электронного разума. Живые люди, естественно, будут жить в подземном дерьме (среди ржавого железа и земляных завалов – город Зион), а отдельные смельчаки будут вести отчаянную, почти безнадежную борьбу. И будет у подземных остатков человечества мечта (Горького, что ли, начитались?) – придет избранный (Мессия). И вот он приходит. У Христа были ученики, а Иоанн Креститель наставлял глупенького и слабенького Нео (или Христа), поливал башку Сына Божьего водой из Иордана (давал белые или красные таблетки). Революция. Раннее христианство. Горькие испытания и бессмертный Нео (Христос), который воскресает на третий день (учится уклоняться от пуль и крушить ударами кулаков железобетон. Одни кинокритики визжат – красные в Голливуде? Другие стонут о гениальности Вачовски и о безмерной сложности их киноопусов. Серьезные дяди продолжают давать огромные суммы и, в конечном итоге, выигрывают в бизнесе (отбивают бабки на кинолентах). Хозяин «Фиата» делал военные грузовички для Бенито Муссолини. Потом лудил легендарную «копейку» для Никиты Хрущева. Один фашист. Другой коммунист. По большому счету, хозяину «Фиата» было все равно - что Бенито, что Никита. Товар сбывался. Банк пополнили (и пополняется до сих пор). Эта циничная истина – древняя. Но в Штатах ее долго не могли усвоить. Были яростны и однозначны. Доллар. Револьвер. Боливар не вынесет двоих. С огромным запозданием, с компьютерной графикой и мегавычислительными машинами стали наверстывать упущенное. Деньги (да еще какие!) можно зарабатывать и на революции, на бунтарских атрибутах и идеях. Революция чище, здоровее обычной жизни в том плане, что не хлебом единым. Революция дает нечто поважнее, чем деньги. Будто бы на Западе размышляли – кто, Ленин или Троцкий станет вождем? В итоге – Ленин. Троцкий – откуда он? Почему в большевиках оказался только в 17-м? И кто такая эта самая Пифия у Вачовски? А к ней идут за советом и Морфеус, и Нео, и все, все, все. А она, в облике старой негритянки, печет себе печеньки да, как старая черепаха Тортилла, знает, где искать удивительные ключи, открывающие двери в иные миры (ключник, кстати, старый китаец). Интересны не технические и режиссерские (порой гениальные) находки ушлых братьев и даже не идеология – кастрированная красная идея (ни слова о диктатуре пролетариата) вперемешку с разбавленным христианством (Нео-Христос есть, а Бог-отец где?). Интересен ускоренный курс по зарабатыванию немалых денег на том, на чем деньги делать не просто грешно, но и опасно. Но – все по-американски. Напали на жилу, а дальше нужно побыстрее вычерпать сладкую пенку, высосать из жилы все до капельки. Бунюэль с Ларсом фон Триером, с горьким запойным умницей Питером Хайнеке буквально кричат, орут – остепенитесь! Что вы делаете? Никогда не стоит все (и жадно) высасывать тут же и до дна. Вставая из-за стола, всегда нужно быть чуточку голодным. Нет. Не слышат. Хлюпают братья Вачовски (и их работодатели), вылизывая последние капли красной революционной крови. Отчего не едут в социалистический Вьетнам? По какой причине игнорируют красную Кубу и коммунистический Китай? Езжайте, наслаждайтесь той жизнью, о которой грезят ваши завшивевшие капитаны подземных кораблей. Отчего-то не хотят. Модно стало быть братьями. Мне больше по душе братья Коэны (братья Тавернье тоже получше братьев Вачовски будут). Раза три пересмотрел уже Коэнов – «Старикам здесь не место». Я – предстаричье. Скоро настанут времена, когда будет ясно: мне, старому, здесь не место. А пока – «Облачный атлас». Том Хэнкс. Времена разные, но одни и те же актеры в этих временах (не Познер ли подсказал?) исполняют роли добрых и злых людей. Злые повторяют: «В один присест сильный слабого съест». Так и происходит раз за разом (как в «Дне сурка» повторяется один и тот же день). И вдруг – слом. Злые и сильные поперхнулись, и искусственная девушка Сонми становится идеалом сопротивления. По доходам «Облачный атлас» обошел «Скайфол». За первый месяц окупил сто миллионов долларов, которые были вложены в эту простую историю. Как чувствуют себя дельцы, вложившие деньги в очередную революционную кинопроповедь Вачовски? Хорошо! И денежки кладут в карман.

Между прочим

Между прочим, в своем последнем фильме под названием «Я тоже хочу» снялся сам режиссер Балабанов. Поговаривают, что Балабанов серьезно болен, и, не дай Бог, это его последний фильм. Режиссер яростной откровенности, в своем фильме он умирает на экране. Но перед этим говорит: в молодости работал в геологической партии в Челябинской области, там потрясающие черные соляные озера.

А фильм-то о колокольне, которая переносит страждущих в космос. Балабанова, например, эта колокольня не отослала в небеса. Но прислала в Челябинскую область предупреждение: вы с этими предсказаниями искренних режиссеров будьте поосторожнее, не давайте им ездить в Челябинскую область. Пока посылаю маленький космический обломок. Не послушаетесь – в следующий раз посылка будет гораздо больших размеров.