February 13th, 2013

За сундучком. 24. Врешь ты, Глазунов

С пылью и скрипом вывалился из мрачноватой лавки «Медицинская книга». В тусклых витринах - желто-коричневые черепа, в маленьком помещении старые фолианты времен хирурга Пирогова. Две старые, то ли вдовы, то ли девушки, в толстых серых кофтах, на мой озорной вопрос: «А что, кто-то покупает?» - посмотрели безразлично, будто санитары в морге. Оценивали -  хорош ли у мужика череп, коль выварить голову в кастрюльке. Размышляя о судьбах покинутых русских женщин, добрел до католического собора на Малой Грузинской. Двое малохольных рассовывали прохожим расписание концертов на февраль: духовой орган фирмы «KUHN» - чуть ли не самый громадный в России. 6 февраля концерт для двух органов: Петрова, Андрианова (кто такие?). Бах, Шуберт, Гендель, Куперен, Брамс и неизвестный мне О.-Ф. Лангле. 20.00 начало. Паровоз в благословенную столицу чувашского народа - в 20.16. Может, переделать билет на более позднее паровое устройство и, доехав до Канаша, часов в двенадцать прибыть на Волгу? Хорошо бы послушать сразу два органа - в жизни не слышал. Этой самой жизни осталось немного. Вероятно, концерт двух органов мне не приведется услышать никогда. Старость и сложности с отчетом по билетам оставили Андрианову и Петрову на втором месте. Собственно, в магазинчик усопших медиков попал в чрезвычайно приподнятом настроении. С утра были в Мосгордуме. Маленький до юркости, лысый председатель Платонов (и от бабушки-Лужкова ушел, и к Собянину-дедушке успешно пришел) не вписался в тему - начал нахваливать Федорова. Мол, друг и милейший человек. Пришлось вмешаться и внести ясность. Федоров-милейший - характеристика довольно сомнительная, и, в силу этой сомнительности, милейший рассобачился с простоватым нынешним главой чувашского края - Игнатьевым. Трижды чуткий Платонов в момент унюхал - поправки вносит субъект неприятный, можно сказать, гадкий. Пришлось переходить на принципы: демократия это четкое исполнение процедуры. Ельцин - танки, оттого и был прав в 93-м. В России законов много. Не выполняет никто. В Штатах просто выполняют законы - и законопослушную страну кличут полицейским государством. В России законы появились поздно. Суворов изрекал законы в устной форме. Были они просты. Запоминались. «Тяжело в учении - легко в бою».

Платонов не обязан был рассиживаться с нами. Но пришел, сел. Спасибо Ухтиярову. Пренебрежение, выраженное не тоном, а избитыми трюизмами (несколько затертых фраз - я вам, несколько затертых фраз - про бедную Чувашию, у которой нет нефти и газа - вы мне). Слегка задал формат. Зацепился за Суворова - много пугачевцев положило картечью - а там тысячи и тысячи чувашей. Платонов - удар в ответ: законы изречены полководцами. И действуют неплохо. Тогда картечь. Нынче танки. Высокомерное пренебрежение усталого хитреца стало очевидным. Пора было расходиться. На прощание вождь московских депутатов не без удовлетворения поблагодарил: спасибо за ваших прекрасных строителей. Много они чего для Москвы строят. Смета Чувашского Госсовета - 51 млн. рублей на год. Мосгордумы - 1 млрд. 650 млн. Говорить не о чем. Тут тебе и пушки, тут тебе и танки. С впечатлением чужой роскоши вышел в светлый, серый денек. С крыш капало, и такой же, как в Питере, лед прозрачной броней прикрыл узкие тротуары. Пил кофе в забегаловке. Старый бородач с истонченной девицей страстно говорили о Тарковском в ключе позитивном. На холщовой сумке у бородача надпись: «Индиго». Молодые в зеленых рубахах с погонами, утыканными сияющими гвоздями, фотографировали друг друга при помощи электрических досочек «Apple». Петровский пассаж - роскошь и голые манекены в кружевном белье. И - вот оно - духоподъемное. Посреди пассажного прохода развешаны революционные плакаты. Тогдашние дерипаски, сердюковы, ксюши и патриархи кириллы - как живые. Было и несколько окон РОСТА Маяковского. Книга отзывов - в тонкой пахучей коже. Дорогая шершавая бумага. Словно Захар Прилепин - столь же убедительно. За выставку благодарю. Мы с Прилепиным знаем: никакого лимита на революции Россия не исчерпала. Как и эволюции, они органичны для мироздания и будут случаться столь часто, сколько будет ситуаций. Вся книга отзывов - одни благодарности. Спасибо за мощное революционное искусство - словно глоток свежего воздуха. Написано одно слово через всю страницу - «Даешь!». У Ильи Глазунова, в галерее, маразм свихнувшегося блатаря. Целуется с Путиным, Бородиным, грудастой Лоллобриджидой. Документальный фильм в просмотровом зале - блокада, и крыса жрет лицо умершей родной тетки. Умерли все. Остался Илюша. Работал на Советы во Вьетнаме и Лаосе. Об этом - ни слова. Гадости и пошлости про Ильича. Впечатление еще хуже, чем от Платонова и черепов в медицинском магазинчике. Какой редкий, по сегодняшнему чувству, вызываемому у некоторых, этот самый художник. От свихнувшегося себялюбца  и приспособленца (проект не хуже Высоцкого) бежал к Лоренцо Лотто, в Пушкинский.

Какой великолепный еврейский музей создал для себя Илья Самойлович Зильберштейн - Музей частных коллекций! Там и Макасеева (племянница Утесова), и Пастернак с Розалией Исидоровной Кауфман, и Лемкуль. Изнеженный до тонкости женою Краснопевцев (вновь черепа и сушеные крокодилы средь маковых головок). Книжки прекрасные.

Репин – «Портрет украинки». Красиво. Тепло.

Ужинал на ст. метро «Библиотека им. Ленина» - желтые круглые столы с мусорными урнами посередине. Напротив - пахучая цыганка в расхристанном оренбургском платке. Ест корейский вермишелевый суп. Хлебает шумно. Упорно смотрит на мое старое пальто. В вагоне в соседи выпали торговцы. Выпили. Тихо разговаривают о качестве китайской сантехники. Будто бормочет вода в ночном унитазе. Засыпаю, съев яблоко.

Между прочим

Между прочим, ходят слухи о том, что госпожа Колесникова, до недавнего времени возглавлявшая «Химпром», покинула свой пост. Сделала это в срочном порядке и теперь будто бы будет трудиться в должности заместителя министра природных ресурсов и экологии РФ. Поговаривают также, что некогда славное предприятие будет возглавлять человек, до сего времени руководивший Новочебоксарским химтехникумом. Так это или нет – покажет самое ближайшее время. Если такие перемещения действительно совершатся, то они будут более важны, чем, допустим, отставка председателя Кабинета министров ЧР Моторина или даже – о, ужас! – отставка главы ЧР Игнатьева.

Россия сделала ставку на спортивные мероприятия. Первое и важнейшее в этом ряду – Универсиада, которую доверили проводить нашим братьям-татарам (и почему все время так? Татарам универсиада – а нам… сами знаете что). Ну, а следующее - Олимпиада в Сочи. В Сочах, как все недавно видели по телевидению, - все прекрасно. Но не совсем. В Казани тоже все вроде хорошо. Но есть одна проблема – как говаривал главный герой балабановского фильма «Брат». По фильму выходило, что главная проблема – бандит по кличке Круглый. Боюсь, у Универсиады кличка другая – Новочебоксарская химия. И если на территории комбината затеялись различные кадровые перестановки, то значит, проблемы серьезны. Кто поумнее, намерен в ближайшие ответственные месяцы держаться от «Химпрома» подальше. Кто поглупее, спешит сунуть голову в петлю.