February 4th, 2013

Сундучок зеваки. 56. Софьюшка

Была ли Софьюшка лицом

Прекрасна и неоспорима?

В глухую Русь везли с гонцом

Царю отдать.

И, чтоб незримо

Добра и зла возникла связь:

Лесов глухих и вод Босфора.

Вода морей вступала в грязь

Дождей осенних.

И с укором

Смотрела, гордая, в поля.

А на губах ее презренье

Цвело.

И стужа января

В ноябрь вползала,

Как прозренье.

 

А был ли Западом Царьград?

Сквозь свет афонских ликов бледных

Он угасал.

Невесте рад

Владыка русичей победных.

Славяне дикие?!

Но вот не в Рим стремится молодица.

Дубовый терем. Скрип ворот.

Дружина грозная.

Искрится шеломов ряд.

В кипенье туч их строй

Продолжен куполами.

 

Смерть басурманам!

И могуч глас Бога истинного.

В ране глубокой веры кровь бурлит,

На стягах алых высыхает.

Звезда Синайская горит

Над вольной Волгой. Не сгорает.

 

Презренье с губ слетает прочь

Под колокольный звонкий трепет

Склонилась греческая дочь.

Ее покорный, робкий лепет

Порою слышится и нам.

Тихонько мудрая София,

Как малым детям, по слогам

Все шепчет: «Родина. Россия».

Между прочим

Между прочим, ночью в воскресенье наблюдал передачу с не потопляемым Владимиром Соловьевым. Общее впечатление – Соловьев самый умный, а все остальные – Миронов, Хинштейн, Васильев, Митволь и т. д. – в уме сильно уступают великолепному Владимиру.

Но кто-то есть и поумнее Соловьева. Во всех прочих передачах гардероб Соловьева оставлял желать лучшего. Штаны на Соловьеве были пошиты таким образом, что ноги резвого ведущего выглядели странно. Выражаясь мягко, они выглядели не очень прямыми. Более умные, чем Соловьев, люди указали ему на этот небольшой недостаток. С удовлетворением заметил, что советы достигли цели – теперь на Соловьеве слегка мешковатые, немного обвисшие брюки, которые напрочь скрывают прежний недостаток. Штаны у всех остальных присутствующих, видимо, подогнаны неплохо, хотя судить об этом нельзя – стойки, за которыми разместились выступающие, скрывали нижнюю часть туалета.