January 27th, 2013

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 42)

На скамейках, на столе внутри веранды лежали книги. Из растрепанных томиков я выбрал рассказы и повести Толстого. Вечерами на веранде читал «Хаджи-Мурата». Были «Севастопольские рассказы». Станюкович. Второй том Гиляровского «Москва и москвичи». А в самый первый раз я обнаружил на одном из стоявших под пальмой разноцветных стульев толстенький томик стихов Цветаевой. Книга была забрана в белую, чрезвычайно грязную обложку. Все это «цветаевское» было разлохмачено, засалено, и, видно, никому не нужно. Брезгливость прошла быстро. Казалось, что это я  Цветаеву и «засалил».


Collapse )