January 6th, 2013

Сундучок зеваки. 49. Бекмамбетов и Южный рынок

Суббота. Южный рынок. Слякотно. И грязь какой-то особой консистенции – водно-пылевая. Две тетки в прорезиненных валенках. Торгуют чем-то ярко-возбуждающего цвета. Одна – полушепотом – другой: «Голод будет. Но – по-современному: на прилавках есть, а не купишь – гречка, пшено, даже перловка вдвое повысятся. И хлеб… Сын смотрел в Интернете – наш Колька в Москве про урожай молчит. Сколько зерна в этом году собрали – не узнать. А в Америке – засуха… В общем, перловку столовыми ложками брать будем… Сахар… Мука…» Дальше не слышно. Мы с А.И. в эту слякоть залезли по нужде. Нам инструмент нужен. По пути мужик в камуфляже, на клеенке грубые армейские сапоги, ботинки – все новое. Мужик кричит – налетай, покупай. Сапог советский, кирзовый, не юдашкинский.

Инструмент найден. Рюмочная. Говорю А.И. – смотрел Бекмамбетова. А.И. – кто это? Кинокудесник – отвечаю. То ли казах, то ли киргиз. Удачно совмещает компьютерные игры с художественным кино. Пролез в Голливуд, к Тиму Бертону. «А это кто?», - снова А.И. – «А это, - говорю, - главный англо-саксонский сказочник. Все сказки – мрачные. В общем, певец облегченного варианта подсознательного среднего америкашки». Шикарный, кстати, способ держать в поводу средний американский мозг. Скотты и Карпентеры ударились в суровую грязь жизни, а Бертон – в обратную сторону. У него Алиса (здоровая, зрелая телка) попадает в жутковатое Зазеркалье. Там Шляпник (Джонни Депп) – чистый вампир – тощий, бледный. Вот с Бекмамбетовым Бертон и спелся на вампирской теме. Черная густая кровь и бекмамбетовские компьютерные выкрутасы. Фильм видал: «Авраам Линкольн – охотник за вампирами». А.И. – не верит. Смеется – Линкольн и вампиры. Я: сначала думал, оба с катушек съехали – и Бертон, и Бекмамбетов. Но призадумался. Линкольн – за негров. Устроил ради негров Гражданскую войну. А ужасные кровососы – все южане. Не иначе – обамовская предвыборная заказуха. То-то главный кровосос чем-то на Ромни смахивает. Возьми жену Ромни и главную подругу-кровососку основного кровохлеба. И то же: что-то есть. Казаха-киргиза Бертон пригласил для того, чтобы сын степей отснял эту байду (Линкольн по ночам серебряным топором разрубает наполовину кровососов). Случись Ромни в президентах – он и не при чем. Это, мол, казах-киргиз. Нет, говорит А.И., – на подсознательном уровне в башку американскую вколачивают идейку – надо бояться. Чего – неизвестно. Но бояться. Скажу больше – байки про террористов действуют уже слабо. Ужасные китайцы вместе с кровожадными якудза – отработанный пар для старичка Скорсезе. А вот бойтесь вампиров-кровососов. И – высший подсознательный уровень – Авраам Линкольн. Простой парень. Дровосек. Адвокат. Пробился америкашка к мечте. А от чего отталкивался – от кровососов. – «Не дурак твой     Бертон. Вместе с казахом-киргизом. У них там – американская база. Скоро и казахи, и киргизы дружно забоятся вампиров. Народ должен бояться, чтобы потом, на короткое время, почувствовать себя очень счастливым.

Будут ли америкашки бояться, например, нашей армии? Ее славные сыны торгуют кирзой, чесучой и хлопчаткой. Не будут. Армия может быть раздета, разута, без оружия, но если в ней есть дух и воля – армия устоит. В Российской армии ничего подобного не осталось. Чего набросились на Сердюкова? Он распродавать имущество умеет гораздо лучше дядек в погонах. У него на простом лице написано – хочу денег и любви (Сароян). И он добывал деньги. И любовь была – как видно. Не одна. Обо всем этом долгие годы Путин (бывший премьер) знал отлично. Но держал торговца. Может, оттого, что в любви тоже знает толк. Прыгают вокруг человека в погонах – армию унизили! Никто ее не унизил. Большинство военных сами низвели себя до положения прислуги. Никакие финансовые вливания не помогут. Какая-то чушь – армия вне политики. Армия – и есть главный инструмент политики. Один боец остался – Квачков. Квачков знает – когда армия утрачивает понимание духовного смысла воинской службы – она перестает существовать. Вот и приходится Бертонам-Бекмамбетовым придумывать врагов – то террористов, то вампиров.