September 3rd, 2012

Поездка в Крым (часть 1)

В дополнение к своему "Дневничку" во время путешествия в Крым снял фильм. Он довольно длинный, поэтому буду выкладывать его частями. Сегодня предлагаю вам посмотреть начало этой видеозаписи.

 

Дневничок, ЮБК. 4. Комнатка

В Алупке сидел у магазина «Продукты». Рядом – автостанция. Дорога узкая, одетая в невысокие стенки из ракушечника. И. рванула искать жилье. Молодежь – В. и Н. – отправились болтаться. Я – с узлами. Масса полуголого народа. Снуют между людьми усталые автобусы и вальяжные иномарки. Быстро темнеет. Между прочим, много старинных машин – «москвичи-412», 21-е «волги», фиатовские «копейки». Есть даже «рафики». Климат сухой. Солнце не агрессивное. Автомобили туберкулезом (коррозией) не «болеют» десятилетиями.

Местные. Пьяные. Вываливаются из магазина под кружевные листья инжирного дерева. Дешевое пиво. Благодушие. Есть расслабление женщины с маленькими детьми. Разговоры про какого-то Витька, который ободрал морду о камни, неловко купаясь. С выворотами сырого мяса на носу и лбу, Витек – здесь же.

«Знаешь ли ты, турист, чего у тебя нет?» - с добродушным хохлацким смягчением твердых звуков обращается ко мне ободранный Витек. Мимо пробегает  не чужая мне И., кричит на ходу: «В ближайшем пансионате восемьдесят в сутки с человека. Ни душа, ни кухни», - ход ее замедлить не удается. И. исчезает.

«У тебя нет целлофанового мешка», -  невозмутимо продолжает покалеченный Витек. Голая грудь его с редкими белыми волосами забрызгана алой кровью. Длинные грязные шорты. Удивительно круглое, плотное пузо и длинные кривоватые ноги в раздолбанных шлепках (без шлепок в Алупке нельзя – не песок, крупные морские голенцы, больно ступням). «Мы со школьным учителем облазили весь Крым. Зима. Ай-Петри. И – снег. А ты залез в мешок, завязал его у горловины – тепло, ночуешь прямо в снегу». Согласиться (об отсутствии мешка) не успеваю. Какой-то маленький, лысенький звенит бутылками – «Золотая амфора» (портвейн). Травмированная компания скрывается в зарослях.

И. – радостная – встретила давнего знакомца, Рустама. Рустам моментально решил проблему. Алупкинский дворик – нависли резные балкончики со вторых этажей. В центре – мощная чинара. Огромная комната. Старинная мебель (правда, пыльно и беспорядок). Пыльно от огромных ковров по стенам. Огромное таинственное зеркало на стене. Телек. Веранда. На веранде, увитой виноградом, - кухня. Огромный стол и старинные кресла. Часы на стене – в дереве – и не ходят. Душ. Туалет. 300 гривен в сутки. Великолепная сумма. Покой. В душу заползает предательское счастье. Крыша над головой. Сон – и первые удивительные сны. Тяжелый мозг (много посторонней жидкости с северных болот) волжского человека в Крыму быстро подсыхает, и веселые тени безумия начинают прыгать, как солнечные зайчики. Всплывают образы забытых (но желанных) девиц. Ты -фриволен. Девушки – непорочны.

С утра солнце пробивается сквозь виноград. Кто-то, пьяный с ночи, блаженно орет: «Алупка – подъем» - и ржет, как лошадь. И., Н. и В. уведомлены – сначала на пристань. Потом Симеиз. Никаких возражений. Одна телячья радость. И. льнет ко мне: «Люблю тебя», - говорит. Естественно. У меня гривны и доступ к «Массандре». В. и Н. просто в блаженном забытьи. В. в парке, на повороте, мимоходом: «Спасибо, папа». Да - пожалуйста. Пристань. Билеты. 12-го (завтра) – Балаклава. 16-го – Судак (и все на пароходе). Дорого, у чертей. Но для дорогих же – не жалко. Автобус. Симеиз и мраморные мужики в легендарной аллее.