June 23rd, 2012

Киньте мячик, пожалуйста!

Александр I за Бородино сделал Кутузова генералом-фельдмаршалом, поощрил – 100 тысяч рублей (корова – 2 рубля, ведро водки – 30 копеек). Рядовые за Бородино получили по 5 рублей. Дик Адвокат за позор в Польше имеет 7 млн. евро в год. Грабеж – капитал голландцем вывезен, толку никакого – один развалившийся в кресле Аршавин посылает куда подальше российское быдло (болельщиков-фанатов). Да глупенько улыбаются два сельских простачка – Мутко и Фурсенко.

Мужчина к 50-ти годам должен признавать один вид спорта – борьбу с самим собой (называется: пора о Боге подумать, бросить пить и курить). Остальное – дешевое пойло для лохов. Яркое свидетельство покореженной мужской Y-хромосомы – футбол. Замешанный на деньгах и политике.

Хоттабыч, у Лагина, спрашивал у Вольки-ибн-Алеши – чего это двадцать здоровенных мужиков носятся по полю за одним маленьким пузырем? Хоттабыч мог сделать истинное чудо. Толпа на стадионе чуда ожидала, а двадцать болванов обманывали болельщиков, обещая чудо сотворить. Кустурица в рекламе (с грязными козлами и поросятами) эту страсть до чуда (как и в кино) уловил. Знаменитый серб (или цыган?) обращается, как к живому, к старому грязному футбольному мячу.

Хоттабыч пошел дальше. Он каждому из бегающих по полю свалил прямо с неба по индивидуальному игровому пузырю. Сразу наступил конец того, что называется человеческой радостью. Началось крутое недоумение, разумению не доступное.

Разуметь не собираюсь. Вечером выхожу в сад. Калоши на босу ногу. Вольные сатиновые трусы. Ласковый ветерок в подмышках. За оврагом догорает медное солнце в избах, а на грядках полно огромной красной виктории. Папанов, «Берегись автомобиля»: «Я свою клубнику сам, вот этими руками, выращиваю».

Кладу в рот огромную ароматную ягоду с куста. И вторую. И третью. Комар почти пропал, но наливается соком вишня, малина, ранняя груша. Тишина. Благодать. Дома – ужин. Свининка с картошкой, свежий зеленый лук, мягкий хлеб «Сывлах», соличка и творожок с рынка.

Одно беспокоит – почему этот голландец вывозит в год по семь миллионов. Кто матери-истории более ценен: Кутузов или Гус Иванович вместе с Диком Адвокатом?

Нет ответа. Познер с Медведевым балеты друг перед другом разводят, а Путин говорит: «Я должен быть таким, каким меня хочет видеть народ». У этого балет с населением. Ургант Ваня (молодой циник) страстно хочет благосклонности старого Познера – целует ему руку. Плевать ему и на народ, и на футбол, и на Медведева с Путиным. Только Познер. Целует ручки, как у Копполы в «Крестном отце».

Медведев говорит: технических премьеров не бывает (рано меня со счетов списывать!). Иван Моторин, напротив, уверен: «Глава Республики, Михаил Васильевич Игнатьев… формирует свою команду. И в той же Москве всем руководителям абсолютно безразлично, кто у кого премьер-министр. Наличие этой должности объясняется только тем, что хозяйственных вопросов настолько много, что некоторые просто необходимо передавать для непосредственного курирования».

Вопрос: зачем публично принижать собственное значение. Даже Гапликов не позволял себе так откровенно расстилаться перед первым лицом. И ведь Моторин прекрасно знает: что касается Чувашии, то в Москве абсолютно безразлично не только, кто в республике премьер-министр, но и кто в ней Глава (или президент?).

Скажи прямо – Федоров набрал долгов, а нам отвечать? Вместо этого – смутные намеки («Сувар», ХБК, «Савва»). А кто при Федорове был министром экономики? А кто сельского хозяйства? Не надо валить друг на друга. Все котята из одного лукошка.

Спросили – кто и почему решил продать хорошую фабрику «Моргаушская» за шестьдесят миллионов? Моторин – фабрика дрянная, так Медведев велел.

И тот же Моторин: Исаев прекрасный, смелый, честный министр. Кого смешит? УФАС – одиннадцать штрафов вешают на честного человека Исаева. Намекают и так, и этак – уходи, любезный. А Моторин все это непосредственно курирует.

Футбол. Чистый русско-чувашский футбол. Ни Хоттабыча, ни ибн-Алеши. Чуда не будет. Никто грязненького мяча (как у Кустурицы) не скинет – ни Медведеву, ни Моторину, ни Путину с Игнатьевым.

Лишь Ургант будет лобызать ручки Познеру, а я кушать в саду клубнику.