December 27th, 2011

Грамотой его!

26 декабря 2011 года неожиданно состоялось первое заседание Президиума  Госсовета Чувашской Республики. Попал на него совершенно случайно, поскольку приглашений на мероприятие не рассылали. На Президиуме обсудили два важных вопроса: о журналистах, которые будут аккредитованы для работы в Госсовете ЧР 5 созыва, а также о награждении нашего президента Почётной грамотой ГС ЧР.

У меня и у руководителя фракции КПРФ Евсеева вызвал вопросы. Президиум вознамерился наградить Игнатьева Почётной грамотой в связи с тем, что он внёс большой вклад в социально-экономическое развитие Чувашской Республики. Проект постановления озвучивал депутат Мешков. По мысли Мешкова, Игнатьев сделал для Чувашии страшно много. К тому же надвигается 50-летие главы республики, и эта дата также должна отмечена. У Михаила Васильевича, размышлял Мешков, нет ни грамот, ни орденов. Выходит так, что именно Госсовет должен открыть список награждений. Евсеев был непротив грамоты, но именно в связи с 50-летием. Дмитрий Борисович прямо сказал, что каких-то выдающихся заслуг в деле социально-экономического развития республики он назвать не может. Более того, утверждал Евсеев, он родом из того же колхоза, что и Игнатьев, поэтому наслышан о деятельности Игнатьева ещё с тех пор, когда он возглавлял колхоз.

Я выступил против награждения связи с тем, что имеются документы Счётной палаты РФ, в которых говорится о неэффективном использовании средств, выделенных Минсельхозу Чувашии в 2008-2010 годах. Житель Чувашии спросит, с одной стороны Счётная Палата РФ, обнаружившая серьёзные нарушения, а с другой – грамота Госсовета. Как такое может быть? Кроме того, я как депутат, продолжаю разбираться в истории с расходованием бюджетных средств в 2008-2010 годах и с деятельностью страховой компании «Чувашия-Поддержка», а если всплывет что-нибудь порочащее нынешнюю власть? Поэтому я был категорически против грамоты. Но остальные члены Президиума нас не поддержали. Все: и Попов, и Мифтахутдинов, и Николаев, и Малов, и Мешков, и Князев, и Петр Степанович Краснов и даже самый выдающийся оппозиционер Чувашской Республики «жириновец» Кулагин - дружно проголосовали за грамоту для Президента. И только мы с Евсеевым одиноко тянули свои руки против данного решения.

Хватит ли сил на референдум

Петроградский Комитет РСДРП (б) и Ильич были уверены и 23-го, и 24-го октября 1917 года, что "промедление смерти подобно". А вот ЦК партии и, особенно, Зиновьев с Каменевым твердили - восстание будет, но надо ждать до Съезда Советов, а то и до Учредилки. К этой же мысли склонялся и военно-революционный комитет. Единства не было и, если бы не Ильич, судьба революции была бы под большим сомнением. Неясно было и с эсерами, и с кадетами, и корниловцами. Конкретные действия восставших начались с действий Освальда Дзениса, комиссара Павловского полка. Он со своими 24 октября перекрыл Троицкий мост.

Эйно Рахья. Если бы не он, Ленина бы взяли юнкера по пути в Смольный. Спасло чудо. Рахья претворился пьяным. Юнкера подумали - бомжи. Не стали связываться. На Ильиче было старое, потёртое пальто, грязная кепка. Несвежей тряпкой подвязана щека. На глазах - огромные, чёрные очки.

23 октября в Предпарламент, в Мариинский дворец явился в 11 часов Керенский. Произнёс свою последнюю в России речь - отдан приказ об аресте Ульянова, предприняты все меры по борьбе с изменниками родины и революции, поднимают чернь против существующего порядка, но временное правительство лучше предпочтёт быть уничтоженным, но государство Российское не предаст. Однако крестный ход казаков в честь 105-летия изгнания Наполеона из Москвы - отменил. а ведь казаки под видом крестного хода хотели блокировать весь город. Вторая корниловщина была отменена самим Керенским. Ильич, узнав об этом, странно радовался. Понял - момент наступил. Промедление смерти подобно.

Керенский - про чернь. Путин - про бандерлогов. Бандерлоги пришли на проспект Сахарова. Но Каа не сожрал их. "Каа" вообще ничего не осталось, кроме красивых обещаний. Даже волшебника Чурова с должности не убрал. Но, в 17-м, казаков в Питер не пустил сам Керенский, 24-го, на Сахарова, полиция и ОМОН не нашли сил никого побить. А народу пришло, говорят, больше чем на Болотную.

Среди либералов, как всегда, пошёл вечный раздрай. Немцев по телефону сказал, что все его потенциальные союзники и друзья не стоят доверия. На экранах - программа "Дождь" и Марианна Максимовская. Сытенькая Маша Гайдар. Ясина в инвалидном кресле. Крайне неприятное лицо Борового. Собчак. Прохоров. Кудрин. Навальный. Смешная болтовня - может ли Навальный быть лидером. Не может. Ни слова про Удальцова и его жену. Ни слова про Левый фронт. Коммунисты из Госдумы вот больше склоняются к мысли, что Болотную и Сахарова устроили творцы "цветных" революций.

Начался быстрый процесс распада тех энергий, что создали Болотную, проспект Сахарова и Чистые пруды. Вот будет, как прежде: левые - налево, правые - направо. Националисты - с рассказами про Россию. Осталось только бессилие власти, как в 17-м. Значит, неизбежно будет пролита кровь. И очень скоро. Как бы сделать так, чтобы из всех этих брожений по площадям удалось в Новочебоксарске набрать сил на местный референдум. Маловато, но хоть что-то.