October 14th, 2011

Антропос!

Хмелёв гениально сыграл Беликова. Говорят, все мы вышли из гоголевской шинели. Не вышли. Хмелёвский Беликов страшен. Длинная тёмная шинель, круглые тёмные очки. "Как бы чего не вышло!" - говорит нечеловек. Это шелестит сама смерть. Прошелестев, уносит Беликова-Хмелёва на своих крыльях. Беликов смотрится куда как мощнее, чем простоватый оптимист Коваленко-Жаров или его сестра-хохотушка Варенька-Андровская.

История странных взглядов в нашем, настоящем кино. Здесь Беликов как вдруг взглянет из-под очков, что мороз по коже. Такой взгляд четверть века спустя у Смоктуновского, дурачка из "Берегись автомобиля". Сидят, пьют пиво с Ефремовым. Подбегает директор. Свежее пивко, вобла! И, вдруг, как "бритва обоюдоострая", сквозь придурь роли, взгляд гениального актёра - страшный, бездонный: "А воблу только вчера поймали"... 

Земля не выдерживает человека. Белый человек сходит со сцены - всякий: романцы, англо-саксы, западные, южные и северные славяне. Оттого сходят, что в лидеры себе белый человек выбрал Америку. И её идеологию. Но время эдисонов, сикорских, зворыкиных и джобсов проходит.

Джобс умер и хоронят его более пышно, чем Майкла Джексона. Ребёнком слыл дауном. Среднюю  школу бросил. Жил в притонах. Грязный гараж. Там чуть ли не в одиночку собрал из дерьма гениальный ПК. Своя фирма. Apple. Страшная секретность. Миллиардер. Смерть .

Эту бадягу про белого человека - героя-одиночку - гоняют в телеке беспрерывно. В "Поезде на Юму" Рассел Кроу, благородный разбойник, в конце хитрит - лёгким свистом подзывает верного скакуна, на котором и уйдёт из поезда-тюрьмы.

Никто никуда не уйдёт. Белая идея накрылась медным тазом. Белый человек эту идею и похоронил. Чехов "Человек в футляре" - взгляд Беликова из-под очков. Достоевский - страшно быть Алёшей Карамазовым. Его из монастыря послали в семью отца спасать, а он занялся умствованиями насчёт Каны Галилейской. Сочинитель пьес Булгаков своим Ершалаимом эти размышления закончил. Смердяков Карамазова-старшего не бил. Его ночами в лицо лупил Дмитрий. А мы - широкая русская душа. "Подросток" - хочет стать банкиром.

У Диккенса все работают. Плетут какие-то канаты в убогих приютах. Внутри сообщества белых людей - раздрай. У Диккенса все работают - потом счастье.У Достоевского с Толстым никто ни хрена ничего не делает - только умничают. Ищут смысл жизни. Витоге через себя в мир пускают смерть. При таком положении вещей разве белая часть человечества сможет удержаться. В плане мобилизации на войне выживания социализм крайне выгоден. Большевики что-то пытались сделать. Нет - Достоевский с Булгаковым воспротивились. Зато этот способ выживания быстро оприходовали китайцы. И многочисленные вьетнамцы с латиносами. И дикие африканцы никуда не денутся. И ваххабиты со своим исламским социализмом. Что делать? Достоевского с Чеховым срочно в Азию, Китай и Африку немедленно. В больших количествах и на самых всевозможных носителях. Дрожжи русского разложения должны работать. Великий беликовский "антропос" должен взойти над миром, как гигантское ядерное облако чудовищного взрыва.