October 13th, 2011

Гюльчатай, открой личико

Хорошее место - остановка на улице Афанасьева. Троллейбусы, магазины, масса людей. И - рекламные баннеры. Последние месяцы на Афанасьева радовали своими лицами деятели из "Единой России". Давно минуло 1 сентября, а они всё с Днём Знаний всех поздравляли. Птенцы гнезда Грызлова, кажется г-да Исаев и Николаев. Горожане уж привыкать стали к привычным лицам.

Политические противники "едросов" скрежетали зубами, строили нехорошие преположения относительно жизнерадостных конкурентов.

Случилось всё гораздо хуже. Кто-то грубо содрал дружных "едросов". Одни клочки висят по краям неаккуратных фонарных щитов.

С "едросовскими" плакатами, заполонившими всё рекламное пространство Чебоксар происходит что-то странное. Голубоватые изображения кандидатов исчезают с угрожающей скоростью. Даже президента Игнатьева всё меньше и меньше по обочинам.

И страшная мысль приходит в голову наивного обывателя - а не есть ли главный человек среди "едросов" Черкесов, а совсем не Игнатьев.

Остальных - грубо срывают, а Черкесов как висел в обильном количестве, так и продолжает висеть. Кто в пьесе главный? Гюльчатай, открой личико.

(no subject)

В Московской райадминистрации, заведении, в общем-то скорбном, ажиотаж. Развесили репродукции знаменитых картин, как сейчас модно стало.

При входе, в фойе великолепные детские портреты. Знаменитые русские живописцы изобразили детишек (в основном девочек) такими милыми. Обилие ужасных симпатяжек. Это, видно, старания госпожи Глотовой, замглавы администрации.

Но, и здесь всё не слава Богу! На стене, рядом со знаменитой 19-й комнатой, в которой не раз сиживал и я, возмутительное полотно. Репин и охальные казаки пишут письмо турецкому султану. В  комнате №19 - общественная приёмная. Инвалиды, скорбные старики и многодетные матери, которым неблагодарные отцы не платят алименты. Одним словом, революционный элемент, протестный контингент и население, утратившие смысл существования.

Может, именно к этим потенциальным бунтарям обращена репинская залихватская картина. Запорожцы, вольница, давайте и вы, болезные, на вольный Дон.

А можно и по другому - ходите-ходите к депутатам! Они писульки свои писать, конечно, будут. Да что толку? У них, у депутатов и чиновников, морды хитрые, как у писарчука на картине, а вокруг все ржут. Знают цену этим смешным социнениям - хоть царю, хоть турецкому султану писать - всё одно, впустую.

Вопрос - кто такого рода картины вешает в общественных приёмных? Не есть ли это хитрая подначка под власть имущих? На что намекают, сволочи?