October 4th, 2011

Краткое время крови

Бойкий беллетрист Юрий Поляков к ельцинскому расстрелу парламента имеет самое непосредственное отношение. Сначала "ЧП районного масштаба" и "Что дней до приказа". Спустя десять лет - "Плотские повести" и "Задумал я побег". Бойкий сочинитель. Ловец человеков.

В "Побеге" у Полякова есть занятный персонаж. Технарь из советского НИИ. Сначала таскал по друзьям диссидентский самиздат и жаждал "свободы без берегов". 4 октября 93 года он же направился защищать Советскую власть и расстрелянный кровавым упырём Ельциным Верховный Совет. Теперь там сидит Фафулька. Ночами на стенах Дома Правительства проступает кровь защитников Советского парламента. А Фафулька сидит. Ему хоть бы хны.

Половина из тех, кто погиб тогда, это те, кто сволочь эту ельцинскую к власти и привёл. Они поняли, что натворили. Им стало очень стыдно. Не стыдно только различным бытописателям и журналюгам - поляковым и уж совсем тупым сванидзам. Остальные омыли стыдобу кровью.

Михаил Голышев, преподаватель МИФИ, доктор технических наук. Убит 4 октября 1993 года, защищая дом Советов: "Если не я, то кто же, если не теперь, то когда же!" Не о нём ли писал Поляков?

Классик: "Я знаю точно, дело прочно, когда под ним струится кровь". 21 год. Подавление мятежа в Кронштадте. Мятежники - те же революционеры. У них была не-любовь по-русски. Не-любовь к государству. Подавили мятеж те же революционеры, но уже "начавшие строить новое пролетарское государство". Слушатели литературных и военных курсов, студенты военных академий, чекисты - рыцари революции. Косточка новой бюрократии. Потом была тамбовщина, а до этого махновщина... Революция завершилась. Бунт народа шире умственных революций. Бунт - не кончился. Пришлось уже новому государству кончать всю эту русскую вольницу. Кровищи было - жуть. Хорошо обэтом у Трифонова в "Старике". За кровь - заплатили. В двадцать седьмом "почистили" троцкистов. Как тайно радовались казаки! Сталин знал - они будут рады и кинул Троцкого далеко-далеко.

Сила всей оппозиции (тогдашний народный фронт) зиждилась не на идеологии. Кто только не разгуливал на "поле русской крови"! Вся кровь мучеников, требующее отмщения, сконцентрировалась на Зюганова. Не то, чтобы был он выдающийся марксист, но то, что коренной русский мужик - точно. В 95-96 - всё профукали и вся "оппозиционность" потихонечку сдулась. Краткое "время крови" кончилось. Пришла "диктатура пенсионера", который рад даже не пенсии. а тому, что её "Путин вовремя приносит". Тяжкий, тяжкий маразм.