September 23rd, 2011

Говорить ли про Колесникова?

Газета местных “единоросов” (350 тысяч экз.) занимается рекламой моей депутатской деятельности. Почему-то я один оказался среди политиков федерального уровня – зюгановы, жириновские, прохоровы, немцовы – из Чувашии. Мне даже присудили достойное третье место.

Среди беспутных оппозиционеров отличаюсь пустословием и бумагомаранием. Спасибо друзья за бесплатный пиар. Хитры – вроде бы и ругаете – а на самом деле? Разве должен депутат говорить коряво или вовсе молчать? Наоборот, правильно и много (по делу) говорить он обязан. Не пишут же “единоросы”, что Моляков постоянно врёт. Не вру, а постоянно говорю правду.

О большом количестве запросов. А их должно быть мало? Почти двадцать лет избираюсь по одному и тому же округу не для того, чтобы бездельничать, а для того, чтобы работать. В том числе и писать запросы. Темы запросов из пальца не высасываю – их дают мне избиратели (причём, не только с моего избирательного участка).

Люди хорошо меня знают. Приём еженедельно. На каждом приёме – 20-25 посетителей. В месяц – под сотню. Вот и набираются бумаги.

Чиновники (особенно из правоохранительных органов) занимаются, как правило, отписками (львиная доля отписок – по вопросам ЖКХ). Не неделями, не месяцами, а порой годами приходится долбить и долбить в одну точку.

И результат, иногда, случается. Разве не может не радовать меня, что против Никиты Колесникова (крупнейшего акционера ГК “Савва”) местной милицией возбуждено уголовное дело № 32615? Вслед за уголовным делом на Романцова?

Речь идёт о развале на ХБК. Сотни людей уволены. Работы нет. Многие из текстильщиков побывали у меня на приёме. Как не защитить людей? Разве их не жалко?

В начале 2010 года была проведена налоговая проверка ХБК (наверное, не надо говорить по чьему запросу). Вскрылись чудовищные факты. Разве не говорил я об этом на сессиях? Разве не говорил (и не писал) об этом президенту Игнатьеву напрямую? Письма, письма, письма в ФСБ, МВД, прокуратуру (в том числе и российскую). А ведь “Савва” хозяйничает в Чувашии с середины 90-х годов. Оттуда и идёт наше противостояние. С “Сантека” - уникального унитазного завода. И вот – уголовное дело? Ещё вопрос – чем это дело закончится. Колесников – друг Фёдорова. Но, отчего же тогда друг Фёдорова Антонов ничего не предпринимал по Колесникову многие годы. Как при таких обстоятельствах Антонова назначили главным ментом в Сибирь? Что будет с Фёдоровым, если Колесников откроет рот и (в отличие от Филатова) начнёт говорить?

Кстати, запрос о том, почему местная милиция так долго колупалась с этим уголовным делом уже направлен мной в российскую прокуратуру и МВД. Об ответах на эти запросы буду “краснобайствовать” на очередной Сессии. Или не надо? Что думают по этому поводу работники хлопчатобумажного комбината?


Димулька! Не привирай!

Зашёл в “Планету” на Николаева. Любимые пирожные – корзиночки с масляным кремом. Полгода назад такая “корзиночка” стоила 12 рублей. Сегодня уже – 15-50. Никаких тебе забастовок или народного возмущения. В телике сидит Медведев, говорит студентам, что стипендия – не средство, позволяющее жить. Это, как бы, намёк государства на то, что оно о молодом человеке не забыло.

Если пирожное вчера стоило 12 рублей, а сегодня 15 рублей 50 копеек, то действительно, как можно прожить на полторы тысячи рублей? Медведев ещё сказал, что и в СССР на студенческую стипендию нельзя было прожить. Общаги были ужасные (Медведев бывал в гостях у друзей), а что касается работы, то вообще ужас – сторожа и дворники – вот студенческий предел.

Димулька! О чём ты?! Тему знаю изнутри. Когда ты поступил на юрфак, в 82-ом году я уже закончил четвёртый курс ЛГУ.

В месяц получал 55 рублей. Комплексный обед в студенческой столовой рядом с Библиотекой Академии наук СССР стоил 35 копеек. Большая тарелка щей. Нехилая котлета. Компот. Хлеб – мягкий, бесплатный.

Общага – 24 рубля за год. Не помню, чтобы было ужасно. На Васильевском, на Шевченко, 25, где жил первый год, было вполне прилично. Бельё меняли каждую неделю. Этажи убирала техническая служащая. В комнатах убирались по графику сами.

Если ты приехал учиться, а не перекатывать шары в одном месте, то денег на жизнь вполне хватало...

Будучи студентом четыре года пахал дворником в школе напротив станции метро “Василеостровская”. Бесплатное служебные жильё. 75 рублей зарплата. Когда сбиваешь сосульки – огромная прибыль.

Аспирантом трудился на благословенной “Красной нити”.

Димуля! Не клевещи на родной город и родной университет.

А вот и счастливый студент Игорь Моляков: