August 5th, 2011

Повторный запрос в военкомат

Так как мы получили ответы не на все вопросы, да и ответ военного комиссара Чувашии отличается от реальной картины, на этой неделе я составил и направил повторный запрос. Спасибо за инициативу и помощь [info]uliana и [info]talki.

 

Collapse )

Наглеют

Я уже сообщал читателям, что долгое время работаю по теме государственного унитарного предприятия «Биологические очистные сооружения». Пока удалось предотвратить приватизацию предприятия и добиться смены всего его руководства.

Сейчас интересуюсь реконструкцией "БОС". Объёмом средств, выделенных на реконструкцию, и тем, на что они реально будут тратиться. Задача крайне трудная. Подтверждение тому – последний наглый ответ из Министерства градостроительства Чувашской республики. Мне, депутату Госсовета республики, отвечают, что ничего мне не расскажут, поскольку ГУП «БОС» является коммерческим. А деньги, которые поступают на реконструкцию "БОС" тоже частные? Естественно, они бюджетные. Может, министр Гончаров ответит мне, почему не хочет рассказывать о потраченных на реконтрукцию бюджетных финансах. Или проблема, которая затрагивает всех жителей Чувашии, да и всего Поволжья, по его мнению, касается только узкой категории людей?
Collapse )

Звоните 01

Пожарные продолжают шутить на политические темы. Будто специально, тиражом в сотни тысяч экземпляров, распространили по всем учреждениям агитационный материал "Будьте осторожны с огнём!" На листовке - обгорелый дом Советов в Москве после расстрела парламента Ельциным. Вечно тяжёло работавший с депутатами бывший первый секретарь Свердловского обкома КПСС сначала развалил Игнатьевский дом, где грохнули царя-батюшку с семьёй, а затем развалил в России советскую власть. Там уже счёт шёл на тысячи убитых (если иметь в виду события в Москве, в 93-м году) и, где-то около пятнадцати миллионов, ушедших из жизни с 91-го года из-за реформ.



При Ельцине, правда, ушло миллионов восемь. Остальные умерли при Фефульке, выскочившем из трухлявой ельцинской колоды хлопотливым, похожим на моль, мотыльком.

Этот мотылёк летал-летал, да и превратился в жирного. чёрного, блестящего нефтяного жука. Народ между тем продолжал вымирать. Видно, так и задумал селекционер, выскобливший белого мотылька из ванючего ельцинского чрева. Фамилия у коллекционера мотыльков была  Березовский.

Этот толстенный жучара так и жужжит над Россией. Рядом кружит малюсенькая мушка-дрозофила с юридическими крылышками, упорными глазками и упёртыми ножками.

Кружит эта мушка и смешно так пишут: "Мы договоримся, мы договоримся". Жучара в это время продолжает утробно, сытно гудеть. Скоро-скоро дрозофиле придёт конец.

Вот только пожарники ведут вредную агитацию. Какого рожна они вымирающему народу этот сожжённый белый дом подсовывают? В стране с пожарами и так туго - горит в два раза больше лесов нынешним летом, чем в прошлом году, а тут ещё эти шутники-огнеборцы - мол, "Будьте осторожны с огнём!" На что намекают? На революцию? Да, кому же неизвестно, что сей странный огонь пожирает прежде всего жирных жуков и убогих мушек! Пишут: "В учреждении приказом руководителя должно быть определено место для курения, безопасное в пожарном отношении". И тётка с мужиком сидят, культурно курят. Ну не издевательство ли?! Какой руководитель? Какое место для курения?! По дому Советов (и не только в Москве), не дай бог, снова танка начнут долбить, а пожарные, будто издеваясь, продолжают: "Отходы, мусор должны постоянно убираться". Каково? Доколе? Где ж, наконец, президентская комиссия по борьбе с экстремизмом? Где Нургалиев? Пожарные - они что, Блока начитались - "Мы на горе вам, буржуям, мировой пожар раздуем!"

Как просили

Так получилось, что дома фотографий работ моего брат нет. Единственное, что нашёл, это фото с моей последней поездки в Ленинград. Мой брат, Михаил Моляков, запечатлён на своём рабочем месте. Он преподаватель.