August 1st, 2011

Новый гость

Добрый день. Сегодня я предоставил возможность высказаться своему другу Альберту Васильевичу Имендаеву, который помогает мне по юридическим вопросам. Его первый рассказ о застройке "Нового села".


---------
Уважаемые поклонники ЖЖ, не знаю стиля общения на этой площадке, но тем не менее рад возможности донести некоторые свои мысли.


Наше время можно характеризовать как тяжелейший принудительный переход к индивидуальному образу жизни. Индивидуум должен по жизненным показаниям сам планировать своё время и на удачу испытывать следствие своих поступков. В резерве сознания у такого индивидуума обязательно должен находиться контрольный механизм, который бы оберегал его образ жизни. Реализуется этот контроль в суде, как таковом. Вот и упираемся в риторический вопрос: “А если у нас эта структура и как мы ее можем использовать?”


Отцы-реформаторы нас крупно обдурили, предлагая нам фетиш свободы, как предельно достижимое желание, они нам говорили, полагайтесь только нас себя, отвяжитесь от государства. 20 лет хватило, чтобы оглядеться и посмотреть окрест, а что ж такое сробилось. Если не совсем пустыня, то изрядная свалка из обломков некогда процветающей страны. Выбор вариантов. Движение вперёд уже делается не под маркой того или иного авторитета, а, извиняюсь, по жизненным показаниям опять же, то есть дожили до гамлетовского вопроса “Быть или не быть”. Но если от теоретизирования спуститься на грешную землю, то, как в своё время говорил отец экономической науки Адам Смит, неумолимая рука рынка там чего-то устроит и наладит. Не знаю, как насчет руки, но неумолимость формирования отдельных черт современности просто пугает.


Любимая тема – суд. Возможно ли, в принципе, в этом суде что-либо решить приемлемым способом. Вывод пугающий – нельзя. И дело опять же не в чьём-то злом умысле, подкупе или давлении, или даже политическом заказе. А просто люди в судейских мантиях, или новорожденные полицейские, а паче того прокуроры – по-другому работать не хотят и не умеют. Добиваться законного и справедливого решения в суде невозможно даже под угрозой пистолета. Пора переходить к иллюстрации.


В своё время имел неосторожность ввязаться в земельный спор, оказавшись на стороне жителей Новоилларионово. Село это с оттенком исторической ностальгии, с корнями, уходящими во времена Ивана Грозного. Но в настоящее время на свою беду оно оказалось занимает место на земном шаре, остро необходимое бурно развивающемуся строительному бизнесу. Бизнесу уродливому и неполноценному, зато дающему возможность быстрой конвертации любого дерзкого плана на грани уголовщины в звонкую монету.


Ну а дальше по Марксу. Когда маячит перспектива трёхсотпроцентной прибыли, капитал готов сломать себе шею.


Романтика и эйфория ранней демократии дала интересные плоды в виде того, что широкодушный президент Ельцин всем пообещал закрепить в собственность земельные участки. И даже прошла кампания, в частности по Чебоксарам, когда были напечатаны красивые гербовые сертификаты практически на все деревянные подворья. А город ими изобиловал. Но потом вдруг архитектор Лукиянов спохватился и обратился к властям придержащим с разъяснениями, что люди начнут деньги требовать, когда их будут сносить. И вместе с Коньковым, хозяином Горкомзема, все акты были практически уничтожены, а остатками началась бурная торговля. То есть лазейка для состоятельных граждан была сохранена. Потом наступили две волны так называемой земельной амнистии, по которой любая задрипанная бумажка должна была обеспечить гражданину право на участок. Но российского чинушу на пушку не возьмёшь. Никакие президентские амнистии для него указ, и большинство поселенцев Нового села железной рукой адамсмитовского рынка были сметены, как мусор. Живописные детали при этом состояли в том, что, допустим, хозяйство Ананьевой было сожжено, а жилище Лебедевой было ограблено и снесено. В первом случае пожар свалили на какого-то бомжа. Во втором случае, на месте дома сначала появился котлован, а потом был воздвигнут 9-этажный дом. Новостройка всем своим видом попирала гражданское общество в лице довольно многочисленной толпы поселенцев Нового села. Тяжелой техникой, кранами и экскаваторами. То, как на головы людей была обрушена 18-метровая стальная стрела, сняло телевидение. И сюжет этот получил какую-то всероссийскую премию, но для прокуроров этого события не было. Оно им мешает жить, как очевидно прокуратуре мешают жить вообще люди. Ответы прокуратуры или обычно называются отписками. Но это не отписки. В этом сознательное отношение по удерживанию людей в полунервотическом состоянии, чтобы человек и не психанул, и не привёл в действие какую-нибудь свою угрозу, и ничего не получил из того, на что он рассчитывал.


Возвращаясь к Новому селу, могу сообщить, что в который раз было возобновлено расследование похищения имущества гражданки Лебедевой. В своё время это имел неосторожность сделать прокурор Московского района Мигушов. Следствием в милиции, как правило, занимаются женщины – существа со специфической психологией, страшно боящиеся какой-либо ответственности. Вот и в этом случае следователь Афанасьева не нашла ничего лучше, как выбросить часть документов уголовного дела, а само дело приостановить по причине невозможности найти вора.
Collapse )

 

(no subject)

В продолжение темы:

Мы вместе!


Зачем в России Майкл Бэй?
Неужто нет другого дела?
Беги с киношки поскорей,
Беги, как заяц угорелый!

Не верь, что некуда спешить.
Иль лучше так: постой немного,
Мозгой ворочай – лучше жить,
Вонзившись в небо остророго.

Начни хоть с Пушкина. Пускай
Любил он девушек прилично.
Но как грустил! В пустынный край
Скакал с утра категорично.

Весьма несведущ был, но вот
Нужда в Емельке Пугачёве
Доныне трепетно живёт
В его мечтах и лёгком слове.

Уж он такой. Столетья – прочь!
И пили дружески. И пели.
Вот Чаадаев вышел в ночь,
Но всё ж под русские капели.

Постой в полях. Послушай тьму.
Пусть нынче мрак, но мы едины.
Тебе не выжить одному,
Спустившись в скорбные долины.

Мы вместе вытужены мглой,
Судьбы понятны нам приметы.
Вот месяц встал под головой
И зреют алые рассветы.

Сосуд дьявола

Семёну Семёновичу Горбункову повезло – со своей “бриллиантовой рукой” он был объят яростной женской любовью своей супруги. Нина Гребешкова, жена Гайдая, играла, видимо, себя. Впрочем, этого мужчину опалила своей страстью и другая вулканическая особа – криминальная белокурая красавица в исполнении Светланы Светличной, чья страсть выражена в тяге к деньгам и красивой жизни. Холодное презрение к мужчинам.

Но разве лишена страсти героиня Нонны Мордюковой? Такого управдома поискать! Шикарная троица возле отеля “Атлантика” – Мордюкова  и два придурковатых мужчика на подхвате – какой-то усатый здоровяк и мерзкий старикашка.

Эта самая Глотова, о которой писал недавно. Чем не управдом Варвара Плющ? Этот фильм не про бриллианты, а про женщин. Мужчины – горбунковы, милиционеры, бандиты – все барахтаются в глубоком озере женских страстей – жены, любовницы, увправдомши.

Корпункт на днях поставил статью о женщинах – Зинаиде Воробьёвой и Ольге Тихоновой. Ну, сказали бы прямо – делом занимается Моляков. Как только стало ясно, что у Фёдорова с Игнатьевым война, так и всплыли эти фамилии. Перспектива дела зависит от того кто кого: Фёдоров Игнатьева, или наоборот. Я же это дело по мере сил держу на контроле.

Хорошо на Мальдивах проводить выездные заседания, допустим, российских налоговых органов. Важно, чтоб были коктейли и, опять же, женщины. Прошу не привязывать мои слова к Чувашии. В Чувашии всё чисто. Начались неприятности у господина Дергачёва. А взамен у него опять же симпатичные умные женщины. По-моему, у одной из них фамилия Аристова. Тоже приходится дело держать на контроле. До тех пор пока идёт противострояние Фёдоров-Игнатьев и миллиарды, которые обещал вернуть в республику Игнатьев, пока ещё в пути, неприятности у местных налоговиков продолжатся.

Недавно разбирались с бывшим депутатом Солдатовым. Тем, что совсем старенький. В основе дела – снова женщины. Следователь упрашивает Солдатова (уже молодого) пощади, у них же дети. А у Солдатова молодого нет детей? Не знаю, как Солдатов, я же тонуть в этих женских страстях не намерен. Надеюсь выплыть.

С днём рождения, Илья Павлович!

Илье Павловичу Прокопьеву – 85 лет! Какие-то непонятные перебои в ЖЖ (атака?) и вовремя не успел поздравить. Сейчас делаю это с большим удовольствием.

Зимой 74-го года Илья Павлович с Леонидом Прокопьевичем Прокопьевым пришли к нам на Миусскую площадь в Москве. Зашли в общежитие ВПШ – Дома был отец (он конспектировал, помнится, Анти-Дюринга), я и младший брат Олег.

Мама ещё была на работе в ГосНИОХТе. Было сыро, за большим окном шестого этажа валил крупными хлопьями упорный снег. Стояла какая-та потрясающая, удивительная для Москвы тишина.

Илья Павлович меня, шестиклассника, слегка погладил по голове. Мужчины сели пить чай. Завелся разговор, довольно долгий. Мы с братом убежали смотреть телевизор (цветной) в холл.

Прощаясь оба Прокопьевых пожали мне руку. Были спокойны и доброжелательны. Видимо, так же спокойны и доброжелательны эти люди были тогда, когда по сфабрикованному делу, основанному на заказной статье в “Комсомолке”, убрали отца с поста первого секретаря Чебоксарского горкома КПСС.

“Горбач” уничтожал основу партии – срезал средний слой руководителей: горкомы, райкомы. Страшная волна в 87-м году катилась по всей стране. Где-то применялись подмётные статьи, где-то орудовали доносами. Как при Сталине. Только мягче. Всюду было полно спокойных и доброжелательных. Однако умирали – как в 30-е. У отца сердце разорвалось в 91-м, в пятьдесят четыре. Мне совсем скоро будет столько же.

Что касается отца – он был неудобным человеком. Потащил в Москву всю семью – поселились в  ЦеКовской общаге. Об этом, видимо, и шёл разговор тем зимним вечером. Это в 74-м. Потом был 79-й. И 82-й.

Как бы мне хотелось отметить 85-летний юбилей моего отца! И 90! и 95! Но, остался удивительно скромный, порядочный и доброжелательный Илья Павлович. Он отметил 85! Дай Бог его детям, скромным и добропорядочным, – вместе с папой встретить столетие. Мне будет очень приятно!

Collapse )