i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2 - 18 августа 2017. 37

Корявые ветки царапаются, лезут в глаза. Чиркнули по лысине, трогаю, а ладонь испачкана кровью. Не сильно. Кровоточит не обильно. Больно. Больше не трогать! Иначе размажешь, занесешь заразу. Хоть на мне заживает, как на собаке. Болит голова. Ломит руку, плечо. Герпес - усохнет, чирей - отцветет. Лекарств не надо. Нужно терпение. Боль - терпение - и отпускает. Формула здоровья. Боль - терпение - ужасно больно - потеря сознания. Формула смерти. Разбалован «формулой» здоровья. На подсохшие, вчерашние, раны сегодня «накладываю» новые. Словно житель африканского племени, имею лик с ритуальными надрезами, шрамами, проколами. Дикари считают: нанесение увечий спасает от смерти. Будучи существом, управляемым инстинктами (ритуал - удобоваримая упаковка животных страстей), с дикарями согласен. Что есть жизненная сила? Уверенность, что сознательное нанесение новых ран на старые не приведет к летальному исходу. Все-таки лучше не трогать раны грязными руками. Ладони покрыты белым налетом. Пыль «крупного помола» - в степи. В горах - пыль прямо-таки нежного «помола». Чрезвычайно мелкая, деликатная. Приближаю взгляд к самому камню. Миллион непонятных историй обещают рассказать пятнышки, вынырнувшие из темно- и светло-серых теней. Беспощадность борьбы окрасов приводит к выбеливанию камня. Либо «душа» его материальная «рушится» в черноту. Долго ползаю носом по твердой поверхности. Понимаю: твердость камня - это всего лишь мягкая склизкость тела. Для дисковой пилы с алмазным напылением скальная порода - лишь неаккуратно спрессованный комок частичек пыли. Та же нетвердая слизь, только в иной концентрации. Тепло животного - совсем уж неряшливое единение частичек. Оттого и недолговечное. Мы - недолговечны. Характеристику вечности от этого распространяем на камень, наподобие огня, в борьбе за существование. Ван дер Роэ заявил: архитектура начинается с двух сочлененных кирпичей и с сопоставления двух относительностей твердости - живого тела и мертвого камня. В Космосе камень так же временен, текуч, как биологические образования в специфических условиях земного существования. Кто поумнее, тот это чувствовал, сопротивлялся предательской относительности методом отрицания. Упрешься, подумаешь: нет этого, объяснять ничего не буду, точка! Можно хоть на что-то опереться. Рембрандт не любил синий цвет. И точка! Смотрел на камень так и этак - синего нет! Догадался об отсутствии цвета в базовых основаниях? А море? А небо? А мартовский снег? Демонстрация упрямства, вредности, как единственной «твердыни» человеческого существа?
Лизнул шершавую поверхность. Температура, приблизительно равная температуре языка в тени. На солнце рецепторы информируют: горячо. Лизал неоднократно. Ощущение странное. Температура, фактурность налицо. Соленый огурец? Сахар? Уксус? Лед? Определенно (и очень мощно) вкусовое присутствие? Но в чем оно конкретно выражается? Опять «Черный квадрат» Малевича - собрано все, границ нет, нам же, как нищим, швырнула мать-природа на язык зашифрованный концентрат - нате вам! Выходит, царь Малевич нагрузил наш глаз болванкой изобразительного концентрата. Камень «грузит» концентратом вкуса.
Добрался до середины скалы один, чувствую удовлетворение от проснувшегося духа. Паршивый камень унижает плотным безвкусием, память подсовывает черный цвет, скрывающий наглую бесцветность. Ложь! Человек - царь природы - не позволит над собой издеваться. Мачеха-природа. Я - царь, ибо мне ведом поиск сопряжения душ, а подсовывают связь мертвых предметов. Энергично задвигал ногами. Поскальзываюсь, бьюсь локтями, коленями. Попробуйте, с головой, закружившейся от разреженного воздуха, от умопомрачительной высоты, не иметь возможности за что-нибудь уцепиться (на краю внутренней пропасти - за Бога). Хватаешься за подвернувшееся первым. Не приглядываешься, нет колючек, есть ли. Сухая, изъеденная трещинками, кора впивается в ладони. Бугры на сучках глубоко продавливают кожу. Глянешь на ладонь - вся в рытвинах. Из особо глубоких впадин выступает кровь. Попробуй, не зацепись - полетишь в пропасть. Прополз метров тридцать, грудь ходуном ходит, словно пропахал дистанцию в три километра. А как нелегко, отдышавшись, заставить себя тащиться вверх сызнова. Внизу давно превратились в беленькие точки насосная станция и каменная птица на крыше. Желание преодоления поверхности ослабевает от вопроса: «Зачем прешься вверх?» И: «Подниматься легче, чем спускаться, а сил-то не осталось». Пока перекрывает глупый ответ: «Победа над самим собой почетна. Награда - красота неописуемая. У подножия горы ощущал себя жалким язычником. На вершине стану царем и атеистом. Да уже сейчас - шикарно. Душа наполняется блаженным самообманом. Обмани себя (разве должное - не обман?), и будь что будет!»
Tags: Крым
Subscribe

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 56

    Спартанцы не признавали крепостей. Поле, использование особенностей ландшафта, организация, выучка и, основное, дух воинства. Афиняне, хитрецы,…

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 55

    Еще один способ прикрыть раны душевные - поиск ассоциаций. Тебе хреново, но, ассоциируясь с другим несчастным, успокаиваешься. У тебя понос, но и у…

  • Крым. 2 - 18 августа 2017. 54

    Смотрю выше и дальше берега. Пусто, лишь расплавленное солнце бесчисленными колючками колеблется на голубой глади. Душа моя развалина, уходит в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments