i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Заметки на ходу (часть 465)

Народу не нравится такое руководство. Так не нравится – до смертельного безразличия. Как до революции. Тогда телевизора не было – и народ неграмотный, но на революцию поднялся. Грамотность так могут повернуть, что лучше бы ее и не было вовсе. Неграмотный человек сподручнее для революции. Грамотный – на самом деле может быть тупее простого человека. Вот – секс. Зачем он, этот секс? Кому нужен?
До чего можно унижать народ Чувашии, простой, искренний народ. Народу, значит, не осталось. А в начальстве – жалости. Вы – защитники отечества. Доведите до народа, почему такое происходит. Почему «грамотные» мешают. Ох, хитрые они, ох, коварные. Или вы считаете, что санитарки глупее руководителей? У них просто были причины не продолжать учебу дальше.
Дорогой друг! Могу много страниц продолжать в том же духе. Прет из меня во сне. Тут лишь малая часть того, что, по утрам, проснувшись, быстро записываю на диктофон. Если не записать сразу, то конкретные слова и мысли «стираются».
Кто это говорит? Оборванные старухи – в пыльных, нечистых пальто. Пальто ярко-коричневого цвета, а на старухах, под пальто, ситцевые платья, пуховые платки. На ногах приспущенные спортивные штаны столетней давности. Штаны засунуты в войлочные чувяки. На чувяках сломаны молнии-застежки.
Старухи выходят из темноты, садятся тяжело на стул, скидывают пуховые, свалявшиеся платки, распахивают коричневые пальто. Становится видно, что старухи взмокли. Пот струится у них по лбу, а от хлопчатобумажных выцветших платьев веет прелью.
Старухи говорят, говорят то, что я тебе, дорогой друг, лишь приблизительно описал. Рты у них пусты – нет зубов. Торчит один или два осколка.
Иногда старуха одна. Чаще их несколько – маленький хор. Бывают и старики. Один, знаю, – Гена. На нем длинный, чуть не до колен, пиджак. На пиджаке – медали.
Тусклое солнце воли почти не появляется. Серое чужое солнце не раз меня выручало. В детстве. Во снах его нет. Никогда. В «сонном» мире не на что опираться.
Во снах все от души. Вскакиваешь, в липком поту, а вся горячность идет от груди. Все видишь четко. Но это не мысль. Удивительно в снах – там сложные мысли – это тоже чувства. Либо родные и радостные, либо чужие и страшные.
Что чувствовал Менделеев, проснувшись однажды? А чувствовал он таблицу элементов. Аукнулось России. Люба Менделеева, папина дочка, «отрыжка» периодической таблицы, мучила Блока. Крутила хвостом с больным персонажем – Белым. Если бы Блок был «конкретный пацан», он прихлопнул бы Белого – Бугаева - вместе с толстушкой Любашей. И бежал бы в казаки, на Дон. Или в Сибирь.
Нет. С Белым и Любашей играл в фанты и гулял, мучаясь, по аллеям парка. Мужик – и играл в фанты! Не удивительно – родилась поэзия русской революции. Больная, надломленная. Противоположная сторона революции, ее романтизма, который хотел привести в порядок Шкловский, лысый циник.
Никто не сумел уйти от блоковского восприятия революции. Ни Маяковский, ни Максимилиан Волошин. Не говоря о гумилевых, ахматовых, да и цветаевых. «Последствия» снов профессора Менделеева. Все начинается с чувств-мыслей, клубящихся, как зародыши-головастики, в потемках – влажном сумраке души.
Бывали ночи, когда не приходили старухи. Не приходил Гена. Живая тьма – бессильная, бесформенная. Оттуда шел не «голос». Это были сирены. Я был Одиссей, но некому привязывать меня к мечте. Сирены, которых я не видел, шептали мне о нехорошем. Выходило, паршивец – это сам.
Это даже не голоса. Голоса-чувства, голоса ощущения. Болтался в «киселе» сна, и неясно было, где верх, а где низ. Проснувшись, думал, что такое булочка «сепле». А таинственное «мулине». Не цветная же языческая ниточка. Должно быть, вещь посильнее тусклого солнца воли. «Мулине» - тяжкий свинец судьбы.
Я, дорогой друг, все время опаздываю. Хочу уехать. Знаю, что мне необходимо уехать – и не уезжаю. В последних снах нужно ехать из Крыма. В снах ощущение деловитости. Но Крым не дает уехать.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments