i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Крым. 2 - 18 августа 2017. 22

Далеко, за стеной сосен, послышалась музыка. Музыкальное сопровождение к скуке, детской радиопостановке. Возле главного корпуса «Паруса» начали развлекать детей. На повороте дорожки, за густыми зарослями, парень с бородой и волосами, собранными в пучок на затылке, сворачивает передвижную лавочку - брелоки, открытки, намагниченные картинки. Хорошо покупают рисунки женских задниц: красотки на пляже, толстушки в бане, тощие девушки с кисками. Задняя часть чаровниц обычно грушевидная, ножки стройные (видимо, большинству мужиков не нравятся сомкнутые конечности, образующие дыры, сквозь которые способна пролететь ворона). Вырисовывается здание, похожее на уменьшенную копию павильона СССР на Всемирной выставке в Париже 66-го года. После Франции корпус разобрали, перевезли на ВДНХ. Там крыша, как трамплин для подскока. На ВДНХ здание светлое, здесь - светло-коричневое, под цвет игл, усеявших землю. Вход в лифт, ведущий в шахту, пробитую в скалах. Пусто. Раскрываются светло-серые дюралевые двери. Кабина освещена лампами дневного света. По периметру сплошные зеркала. Разглядываю небритое лицо, ноги. Из царапин - кровь. Внизу свет из открывшейся кабины падает на небольшую площадку, слабо освещенную. Вместо стен - аквариумы. В них «кипит» вбрасываемый через трубки воздух, замерли водоросли между декоративными гротами. Золотые рыбки висят в воде, как дирижабли, опустив прозрачные плавники. Далее - темный коридор. Далеко впереди - крохотный квадрат стеклянных дверей, выходящих на пляж. Пробить тоннель в каменном брюхе горы нелегко. Пока шел по тоннелю, в памяти промелькнул эпизод из фильма Анджея Вайды «Тоннель». Страдания поляков-националистов не вдохновили, а вот высказывания Льва Гумилева о русских, как о «людях долгой воли», подошли к длиннющей норе больше. Приятно ощутить в себе «долгую волю», исцарапанному, усталому. У нас «долгая воля» - терпение. Терпим, надеемся на великое, не замечаем, что рядом.
Открылась дверь, вошла женщина - короткие волосы влажные, растрепанные, на плече полотенце. Увидев меня, ускорила шаг, мимо меня пролетела пулей. И вот я на берегу. Море разыгралось. Галечный пляж пустынен. Скала с орлом неимоверно массивна, высока. Полностью отгородила меня от «Ласточкина гнезда». Маленькая бухта охвачена неширокой бетонной балюстрадой. На ней - лавки, кабинки для переодевания. С нее спускаются лесенки к воде. Несколько волнорезов. Снял шлепанцы, носки - пусть сохнут на теплом ветру. Галька не ласкает натруженные ступни, неласкова к ним. Шипя, пенясь, накатывают невысокие волны. Вхожу по колено в воду, смываю засохшие струйки крови, гляжу вдаль. Мысли о воле исчезают. Неожиданно грудь «затопило» теплое блаженство. В голове крутится заезженное, пушкинское: «Душой исполненный полет». Поэт - про Истомину. Я - про морскую пучину. Лицо Гафта с «Фуэте». Гафт похож на старого барбоса. Немедленно исчезает и он. А вот Римский-Корсаков с «Садко» приемлем. К Пушкину ближе, чем Гафт. Собрал свою «долгую волю» в кулак, попытался, радостный, проорать вдаль: «Здравствуй, любимое море!» Закашлялся: «Здра…кхе…кху. Черт! Мо…кха…кхе…». Стало смешно, неловко. Перед кем? Пляж пуст. Догадался: высятся грозные скалы, мои сантименты им ни к чему. Нагретые за день, они истекают теплом. Хрустя камушками, насупленным дядькой-Черномором, выбираюсь на бетонку. Сушу ноги на ветерке. Жадно разглядываю взбудораженную морскую поверхность. Чувство «воли» слабеет, истончается. Подчиняюсь, усталый, рокоту морских волн. Как там, у Спинозы? - «Не плакать, не смеяться, не ненавидеть, но понимать». Ну, конечно! Пойми-ка хаос волн, метание ветра! Как захотят, так и будет. Просушился, натянул затвердевшие носки, ноги всунул в шлепанцы. Снова коридор. Мой век - неопределенен, хаотичен. Только неопределенность - заслуженная, хаос - долог, своенравность - глупа и скучна. Подпадаю под эти характеристики. Записки - хаотичны, но глупое упорство ввергает в вожделенную графоманию, откровенную чушь на каждом листочке, каждый день. Сочинитель бездарных словесных виньеток. Собиратель хлама.
Лифт бежит наверх. Самобичевание не помогло переродиться. Наверху, из скальных недр, появляюсь все тот же - словодел, небритый дядя, в прекрасном расположении духа.
Tags: Крым
Subscribe

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 104

    Распрощались с матерью. У В. - рюкзак. В него сложили еду, бутылки с квасом. Себе оставил рюкзак пустой, легкий. В. никогда не возмущается подобным.…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 103

    Снились люди. Крым, Сочи - неясно. Просто пальмы, стрекочут цикады. Жарко. Вечереет. Окружили меня. Небольшую толпу возглавляет крикливая тетка в…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 102

    У станции «Петроградская» легкое столпотворение. Хотя половина одиннадцатого вечера. Впечатление: вываливаются из Супермаркета, расположенного на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments