i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 37)

Был большой взрыв. Но поначалу был вакуум. Не чистый вакуум, а «квантовое кипение вакуума», ведь пустоты, как отсутствия всего, не может быть в принципе. В любой пустоте присутствуют так называемые квантовые флуктуации, то есть рождение и самоуничтожение квантовых пар. А после вакуума будто бы страшно горячее вещество, которое содрогалось в форме неких «слабых неоднородностей».



Вследствие этих неоднородностей появились галактики. В этом вакууме (согласно теории вечных и множественных вселенных) время от времени появляются «пузыри» - мини-вселенные. Флуктуации могут «подтолкнуть» их к развитию нормальных вселенных. Таких расширяющихся пузырей может быть много. Расширение Вселенной идет с ускорением, так как «темная энергия» имеет гигантское отрицательное давление.

Совсем хорошо мне стало, когда сообщили, что Вселенная будет расширяться вечно. А если начнет сжиматься, то все будет зависеть от того – выше или ниже некоторой критической величины плотность вещества во Вселенной.

Те же черные дыры. Колоссальное тяготение. Даже излучения не происходит. Гигантское искривление пространства. И туда можно упасть. Но есть менее слабые «черные дыры». У них не очень сильное поле. И из него можно вырваться. Вот эти получерные дыры ласково называют «кротовыми норами».

Черные дыры – практически неисчерпаемые резервуары энергии. Ее нужно только суметь «вывернуть» наружу. А еще «черные дыры» можно транспортировать. Притащишь, к примеру, маленькую «черную дыру» на земную орбиту – и не нужно беспокоиться о том, где добывать энергию. Я уж было уверился в этих россказнях, как вдруг узнаю нечто совершенно противоположное».

Здесь биолог-экспериментатор как-то встрепенулся, спросил: «Не теорию ли плоской Вселенной вы имеете в виду?»

«Ее самую, - ответил я. - Все бы хорошо, если бы не мысль Артура Эддингтона о невозможности бесконечного сжатия тела. Потом дедушка Логунов с хипповой, длиннохвостой гривой волос. Он учит про релятивистскую теорию гравитации. Согласно этой теории, не существует никаких черных дыр. Никакого Большого взрыва тоже не было. В прошлом во Вселенной было однородное состояние вещества с большой плотностью и высокой температурой. Вещество появилось в инерционной системе отсчета. Вселенная развивалась, и параллельно уменьшалась плотность вещества, уменьшалось гравитационное поле. Уменьшение идет лишь до определенной величины. Затем плотность и гравитационное поле снова начинают увеличиваться.

Расширения Вселенной в форме расширения вещества нет. Цикличность лишь в увеличении-уменьшении плотности. Сама же Вселенная вечна и неизменна. Более того – она плоская.

В одном случае «вдох-выдох» вещества. В другом – плотности и гравитации. Все это напоминает роман Носова «Незнайка на Луне» и описанные там баталии какого-то Знайки со сторонниками теории блинопечения».

Разговор зашел в тупик, и лучше было бы его завершить. Всплыла кем-то высказанная мысль, что информационные ресурсы практически исчерпаны. Как, собственно, и мои.

Собеседник произнес нечто странное: «Так, видно, и обречены мы «волочить» в никуда из никуда потенциальную возможность преобладания в нас человеческого над животным. И неизвестно зачем. Поскольку неизвестна ни скорость обретения нами человеческого, ни динамика преобразования или полной утраты животного».

Слова эти я не совсем понял. Но, в последнем рывке, спросил: «И как же мне после всего этого не относиться к проблемам естествознания отвлеченно, не облекать все в эмоции? Теория мироздания – противоречивые позиции и неопределенность.

Биология, происхождение жизни – снова полный мрак. Креационисты - вот они. Мол, при создании сложнейшей организации – клетки, не обошлось без Творца. Тут же противники. Джон Апдайк устами одного из своих героев заявляет: «Вы говорите – Бог! Забудем о старом обманщике». В «Россказнях Роджера» высказывается гипотеза о зарождении жизни в глине. Ее кристаллические образования стали опорами для органических соединений и постройки простейших форм жизни.

Вернадский считал, что жизнь – имманентное свойство самой материи и она существовала всегда. Мне этот взгляд ближе всего (как проповеднику появления «всего» из имманентной природы самого русского человека). Но есть же Сванте Аррениус, у которого жизнь «нанесло» (лучше – надуло) к нам из космоса. Один из первооткрывателей ДНК Фрэнсис Крик нафантазировал больше Аррениуса, но в том же ключе. Жизнь родилась на другой планете. Развитая цивилизация специально посеяла засушенные образцы во Вселенной.

Или, что появилось раньше - ДНК или РНК. А может, белок? И когда? Земле приблизительно 4,5 млрд. лет. Может, признаки жизни «проклюнулись» 3,5 млрд. лет назад. Углерод может создавать и цепочки, и двойные связи. Похуже элементы - азот и водород. В одном случае – только цепочки, в другом – только двойные связи. Из этого как-то – аминокислоты и нуклеотиды. А все оттого, что в воде – свободном пространстве дикого мира, чем не тот же «спасительный канат» из элементарных частиц и обволакивающих их полей? Только науке об органической жизни роль полей заменяет жидкость.

Где вообще, наконец, может существовать «более развитая цивилизация», если она уже все, что надо, «посеяла», а люди не разобрались, был Большой взрыв или не было. Сфера или плоскость? Математика, наконец, царица наук или идеалистический фантом?»

Биолог-экспериментатор поспешил вставить, что не все безысходно, что, после того как научились манипулировать отдельными атомами и молекулами («считать на атоме», как он выразился), проявилась мощная линия синтеза.

Слой за слоем, чередуя источник определенного сорта ионов или атомов, возможно строить с атомарным разрешением любую структуру. Или же - использование квантовых точек, которые образуются в кристаллах. Здесь – принцип самоорганизации.

«И я о синтезе, - отпарировал я. - Гуманитарного с рациональным. Мне говорят о хаосе. Бифуркация. Аттрактор Лоренца как ключ к непониманию турбулентности, динамики полного хаоса. Никаких тебе детерминизмов. Полный развал в объяснениях причин возникновения физической и биологической жизни – вот причина синтеза. Неизвестность – это плохо. Если мне ничего неведомо о причине жизни, то разве мне ведома причина, побуждающая жить? Нет? Тогда, простите, я имею право давать оценку, прежде всего эмоциональную, проискам высоколобых теоретиков в бездонных глубинах. Мы можем познать мир только через то, как мы думаем. Но вот это словечко «только» - великий ограничитель, надежная тюрьма. Только – и никак иначе. Тюрьма собственного «я». А в тюрьме особо не порадуешься. Там – тоска. Отсюда – универсальный синтез плохо переживаемой человеком несвободы пресловутого «только» - и никак иначе».

Что такое ум – определить так и не удалось. Но мыслительные машины уже созданы и совершенствуются с огромной скоростью. Если мы не знаем даже физиологических механизмов мышления до конца, то как мы определим: в машине осуществляется механический процесс мышления или какой-то иной? Сумеем ли мы заметить тот опасный момент, когда машина включится (или отключится) сама, без предопределения созданной человеком программы, то есть проявит «волю»?

Мы перестаем мыслить оттого, что устаем. Машина может мыслить гораздо дольше нас, не уставая. Ее усталость – отсутствие энергии. Но что есть электрический ток? Какова его природа? Направленное движение электронов?

Протекание мысли мы не разгадали. Не разгадаем и течение чувства.

Почему происходящее в мире (и ХХI век в частности) носит русскую окраску? Мы, люди, слишком торопимся взять от природы все, что она нам может дать. Уже близки к исчерпанию атома. Клонируем всякую дрянь. Мы приблизились к исчерпанию информационного ресурса природы в целом в доступных нам рамках собственного восприятия. Все исчерпали, а на основные вопросы не ответили. Как дети, поскорее съели все сладкое. Как русские, мы, люди, поскорее вторглись в области, до которых нам нужно было идти и идти, может быть, еще целую вечность. Русские «порхают» в неведомое через душу (вера). Все, вслед за ними, чуть тяжеловеснее, вооружившись «летательным аппаратом» рационального мышления, сигают туда же, в неведомое. И что? А то, что «озеро человеческих возможностей» исчерпано. В науке это будет означать отсутствие новых фундаментальных открытий. Нас ждут интерпретации, приложения и суета по поводу. Если верить Крику, то сушеное зернышко жизни, занесенное на Землю, проросло, распустило листики. Рост был бурный, но краткий. Ресурс питания исчерпан. Имманентное (по Вернадскому) жизненное начало подсело, как батарейка. Увядаем. Положение о существовании смысла жизни из-за того, что существуют же люди, «не катит».

Не ведая причин, побуждающих меня жить, я жизни удивляюсь именно в силу этого неведения. Жизнь ни для чего. Жизнь никак».

Биолог в последний раз попытался прервать мой словесный поток, но я уж окончательно решил прекратить разговоры: «Только не говорите пошлостей, что причина жить непосредственно дана мне в том, что должно познать причину жизни вообще, как таковую».

Разговор прервался. Поезд втягивался в узкий перешеек, рассекающий надвое мертвое море. Сиваш. Стал явственно ощутим специфический запах, идущий от поверхности белесо-серой неглубокой воды. Пейзаж был созвучен моим мыслям. С облегчением подумал, что никуда не делся от сартровской «Тошноты». Рокантен хренов.



Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Не ко времени. 30

    Почувствовав с утра облегчение, долго гляжу на себя в зеркало. Ну и рожа! Тощий, бледный, края ноздрей обметаны черными струпьями – истерзанная…

  • ВИДЕОНОВОСТИ

  • Не ко времени. 29

    Корпус окружен парком. Чтобы в него попасть, нужно миновать контрольно-пропускной пункт. Пропускают автомобили персонала, «скорую помощь». Оказавшись…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments