i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Не ко времени. 25

Добрался на девятый этаж. Нянечки ворчат: оставляю белые следы. Огрызаюсь, требую мокрую тряпку, чтобы вытереть ноги от цементной пыли. Хотел тут же съесть пару йогуртов, но в палате меня дожидается юноша-доктор. Снова чужая кровь. Вкачивают примерно полтора часа. Уже давно стемнело. Процедуры закончились. Начала дергаться нога. Спать бы – да не спится. Слегка колыхнулись мозги. Ожили, что ли? Уезжая на «скорой», сунул в сумку дурацкий свитер с надписью «USA», пачку газет, умную книжку. Что происходит в мире в последние дни – неизвестно. Женя, молодой сосед, имеет модный телефон с экраном, Интернетом. Иногда включает звук – трансляции бесконечных футбольных матчей и рассказы о том, как готовить редкие кушанья. Может, он - повар? Телевизор в палате отсутствует. Включил маленькую лампочку в изголовье, спиной оперся о стенку. Посчитал, что вот так, полусидя, мне будет комфортно. Начал с газет. Тихановская, Навальный, хитрый крестьянин Лукашенко. Мозги жадно зачавкали, захлюпали. Началась смазка между шестеренками информации. Перестарался мыслительный аппарат, быстро наступило пресыщение. Читал про нефть, о том, что с нами будет, если стоимость барреля упадет ниже пятнадцати долларов. Мозг выдал противную картинку: вспаханное осеннее поле, лезут росточки озимых, но это не зерновые, это доллары показали зеленые кончики. Взял книгу. Про русскую литературу. Мозги успокоились, начали покорно перерабатывать знакомое. Читал до половины четвертого утра. Рядом ерзал тощий дед, беспрерывно шептал: «Пенсия… Тумбочка… Тумбочка… Пенсия». Утром в больную руку, через катетер, снова пропускают фляжку с прозрачной жидкостью. Придремываю. Очнулся от того, что дед, рассуждавший о коварном Собянине, шаркает от кровати в туалет и обратно. Вдруг резко ложится, накрывается простыней, молчит. По палате распространяется дикая вонь свежего дерьма. Пришли врачи с утренним обходом, да тут же, поморщившись, выскочили вон. Появились озабоченные медсестры. Сразу ринулись к старцу, бормотавшему про «тумбочку» и «пенсию». Дед, конечно, обоссался. Памперс сдерживает острый запах мочи. Но и он не идет ни в какое сравнение с господствующей вонью. Слышен слабый голос деда, собеседника молодчика-кулинара: «Это я… Это от меня». Медсестры – к нему. Сдергивают простынку, а там порванные фиксаторы памперса, одна сторона отошла от тела. Все забрызгано коричневым жидким дерьмом. Консистенция крутая, настаивалось вещество всю ночь. Послышались возгласы, старца начали обмывать, кантовать, менять простыни, натянули свежий памперс. Дед плакал от стыда. Его угрюмо успокаивали. Укутали. Уложили. Очнулся юноша-кулинар. Понюхал воздух. Подошел к окну и широко его распахнул. Несмотря на это, запах держался долго.
Tags: Не ко времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments