i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

Заметки на ходу. Первое письмо другу (часть 36)

Здесь биолог не выдержал, прервал мое словоизвержение вопросом, а с чего это я взял, что Риман был еврей. Почему я обволакиваю свою аргументацию в рассуждения о логическом постижении мироздания в некие эмоциональные формы. Не оттого ли, что ничего не смыслю в естествознании?

Пришлось ответить, что в естествознании я действительно разбираюсь мало. Как, собственно, и в других вопросах. Я вообще не тешу себя иллюзиями, что хоть что-то понимаю не только в окружающем, но и в себе самом. Развлекаюсь, к пятидесяти годам, мелкими умствованиями. Как ребенок, радуюсь неожиданным мыслям. Например, о сексуальной безудержности Льва Давидовича (не Троцкого) – Ландау. Живи Ландау во времена Аарона – точно был бы выдающимся представителем жреческой касты. Отвечал бы, очевидно, за процесс жертвоприношений. Но в ХХ веке он жрец иного, высокого и непонятного, - фундаментальной науки. Не случайно теоретик, не практик (как русский парень Гусев в исполнении Баталова в роммовских «Девяти днях одного года»). Другие получают смертельные дозы облучения, лазают по урановым шахтам и атомным котлам.

Лифшицы и ландау, словно письмена на каменных скрижалях, выписывают многотомные курсы теоретической физики (и, как герой Смоктуновского в том же фильме, горазды тут же давать советы, если случается критическая заминка). А если и «трахают» попутно все, что движется, то придают этой распущенности архаические черты храмового блудодейства. Девушки, которых они «имеют», будто весталки, специально отдаются для возбуждения сексуальных энергий. Через них-то и осуществляется связь с космосом.

Жена Ландау, Кора, вспоминает, что когда Лев Давидович впился в ее губы в первом поцелуе, то чуть не потерял сознание. Очнувшись, заявил, что было очень хорошо. А еще он видел «край» Вселенной.

Потом он придумал договор, по которому его жена должна была не просто терпеть, а радоваться каждой новой любовнице. Более того, накрывать столы, стлать сладострастнику постели. Тут не просто весталка. Жрец фундаментальной науки живую женщину превращает в жертвенного агнца. В «агнца» особого, медленно убиваемого. Эту самую Кору, полоненную «жрецом» в Харькове, он «убивал» медленно. Демонстрировал ей каждую новую половую связь. Если она выражала недовольство, лишал ее денежного содержания.

Впрочем, вариант здесь абсолютно в духе маркиза де Сада. Ландау не может не заниматься измышлениями на фундаментальные темы. Его постоянно «прет». Новый молох говорит сквозь него. Он его слуга и жертва. Как слуга Дракулы в лондонской психушке, он ждет своего хозяина. Эту губительную, обуявшую его страсть он компенсирует, мучая с религиозным пылом бедных овечек, «имея» их и так, и эдак. Служба здесь особая. Порядок. Точность. Каждую пятницу. В строго отведенное время. Не больше, но и не меньше.

Это у Молотова жену можно посадить в лагерь. Принести в жертву делу обуздания революции. Смотреть, как функционер отреагирует.

Но тот же «обезжененный» Молотов «прикрывает», по ходатайству Капицы, и Ландау, и его жену. Стране нужна бомба. Страна втянута в шизофренический бред современности. И жрецов новой религии трогать нельзя. Нужно терпеть их безобразия, поскольку жрецы великие, не простые смертные. Они, как жрецы древнего Египта, будто бы знают потаенный ход в кладовые золота, который был неизвестен даже фараону. Шумяцкого Бориса Захаровича, творца «русского Голливуда», можно расстрелять. Эйзенштейна – ни-ни. Кто, как не эйзенштейны, расскажут нам, кто таков Иван Грозный? Кто ж, как не эйнштейны, поведают нам, сирым, что такое Вселенная.

Опять же – чувствовали. Лев Давидович Кору (Кординалию) «прочувствовал» не случайно. Энергетика была специфическая. От Захер-Мазоха. Эта «Венера в мехах» не покинула своего изощренного мучителя. Нормальная женщина давно бы «пнула» «богоносца» так, что летел бы он из Москвы обратно в любимый Харьков. Нет. Придуманы оправдания: «Он – гений. Ему «надо». Ему все «позволено». На самом деле, не наслаждение ли мазохистского толка? И потом, после автокатастрофы, шесть лет возить остывшего живчика в колясочке. Только ли жалость? Неужто ни грамма чисто женского злорадства: «Что? Допрыгался, гений? Кому ж ты, развалина, теперь нужен? Ладно уж, не брошу».

Пастернака с его «любовями» тоже не тронули…

Здесь биолог вновь потребовал от меня вернуться к теме разговора. Он даже сделал мне уступку. Дал «эмоциональный окрас». «Разве мне на душе не спокойнее, - спросил он, - если физики-теоретики придумали схему мироустройства, а экспериментаторы ее частично подтвердили. Спокойнее, нежели «болтаться» и телом, и мыслями в бездонной пустоте. Не иметь никакой «привязки на местности»? Что плохого в том, что молекула – атом – ядро – нуклоны (из кварков) – электроны. Вокруг этих точек не пусто – электромагнитные поля. Вокруг кварков – поля Янга-Миллса. Это уже не тоненькая ниточка. Это целый канат, на котором мы подвешены в пустоте. Хорош и «гвоздь», на котором держится канат, – уравнение Шредингера для электронов в поле ядер. Чем плохо?

Тут я съязвил: «Андронный коллайдер. Чудная «игрушка» стоимостью в десятки миллиардов евро. Лучше бы десятки миллионов детей накормили. Дядьки, которые ничего умнее не придумали, как разгонять частицы до огромных скоростей и сталкивать их. Вдруг разлетятся вдребезги. Вдруг эти «осколки» будут чем-то новеньким. Можно свое имя обессмертить. Обещают, будто откроют новую частицу – бозон Хиггса. Сказали бы честно тем голодным, у которых на эту «игрушку» взяли 27 млрд. евро, что итоги абсолютно не ясны. Просто группа старых дядек, похотливо охочих до «истины», решила за наши денежки посмотреть, что происходит в интервале энергии, который способен обеспечить этот ускоритель. Интервал, даже если ускоритель будет чудовищной мощности, все равно будет ограничен. Что получится – мы потом расскажем».

«Что ж, - посерьезнев, спросил биолог, - не нужно экспериментировать?»

«Нет, - ответил я. - Но от моего мнения ничего не зависит. Экспериментировали и будут экспериментировать. Зуд познания так же неукротим, как тяга педофила к подросткам. «Храм науки» чудовищен по размерам. Он будет потрясать воображение новых и новых  адептов. Культ науки жесток. Ее жрецы безжалостны. Так же безжалостны, как мертвый космос, которому они служат. Вроде, край. И сами утомились. И других утомили. Стандартную модель элементарных частиц расписали, математически оформили «континуальным интегралом». Но для нее будто бы не хватает этого самого «бозона Хиггса». Да еще появились какие-то «духи Фаддеева» - переменные для полей Янга-Хиггса».

«Не стоит беспокоиться на счет «огромности храма», - возразил мне биолог. - Уже сегодня физика решила теоретические проблемы химии. Как фундаментальная дисциплина «химия» практически закрыта. На очереди и физика. Неутомимый «культиватор» математической мысли скоро обработает и это поле. Вообще, я слишком страстно отношусь к «бездонности» Вселенной. Видно, чистый ленинец. Электрон неисчерпаем, как атом. Исчерпаем он. Нечего беспокоиться. Не от простого к сложному идем. Наоборот (пусть хоть это дело и назовут нехорошим словом «редукционизм»). Так что опасность нависла над самой фундаментальной наукой. Храм может быть разрушен. В ХХ веке человечеству важнее ремесленные навыки, а не фундаментальные знания».

«Отчего же, - вновь вступил я в разговор. - Химики придумали некие фуллертоны. Я бы и рад успокоиться, слушая рассказы про теорию струн. Хороши истории про темную материю и темную энергию.

Эффектны черные дыры. Как же! Теория суперсимметрии! В физике много от поэзии. Ландау рассуждал о физической интуиции, а математиков предлагал отправить заведовать спортом. Ведь споры «физиков и лириков» отнюдь не случайны.

Поддавшись этой интуиции, поверил, что Вселенная главным образом состоит не из той материи, из которой сделаны мы, небесные тела и газы между ними. Этой материи всего-то 10 процентов. На 70 же процентов Вселенная состоит из «темной энергии», то есть такого особого вида материи, в которой давление гигантское. Есть еще 20 процентов темной материи.

Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments