i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Крым. 2 - 18 августа 2017. 20

Отдых по приказу совсем не то, что отдых по желанию. В первом случае рождается настороженность. Приказ - отдыхать, а подъем также по принуждению. Хуже, если приучен сам себе отдавать приказы. Передышка по желанию склоняет к отсутствию приказа «подъем!». Штука опасная. Ждешь подъема. Его все нет. В душе свивает гнездо змея безделья (напрасная трата жизненного времени). Отдых цивилизует человека в одинаковой степени. Оба могут привести к положительным, но и к отрицательным последствиям. Труд может быть разрушителен так же, как и ничегонеделание. Поиск баланса между первым и вторым - опять же немалый труд. И снова - поиск баланса второго уровня. А там и третьего. Так до бесконечности, как отражение в зеркалах, поставленных друг напротив друга.
На площадке - лавочки с удобными спинками, соблазнительные. А боль искушает. Рухнул - и не посидеть, а улечься в округлые изгибы сиденья. Уставился в гаснущую синеву, показавшуюся ослепительной. Половые извращения - к наслаждению через боль. Но разве смог бы я столь полно ощутить массив угасающего неба, если бы не расцарапанные ноги и отшибленный зад! Счастье - ноют мышцы, но не кости. Скала преодолена. Смог подтянуться. Спас шлепанцы - в награду синь ласкает глаз. Не дурак, коль наблюдателен. Мудр, если склонен к анализу. Безграмотный внимателен к внешним деталям. Пролог к четкости внутреннего зрения, там тоже важно отслеживать как можно полнее нюансы, зачатки мыслей, впечатлений, их исчезновение, а потом новое появление в связи со случайно воспринятыми внешними деталями. И - совершенное: умение найти связь внутреннего и внешнего. Предугадать последствия взаимодействия. Дело облегчает знания.
Боль ягодиц, высыхающая от пота майка, словно электрогенератор, позволяет засветиться разноцветным лампочкам. Они, как елочные фонарики, обнаруживают сияние в зарослях колючих ветвей. Так же с темным «садом» подсознательного. Вдруг являются неожиданные источники света. Провал открыт, сознание отсутствует. Видно, что отсутствие мысли - не однородная темень. Разнонаправленные снопы игл, наконечников, копий, железных жал бьются, скрежещут, стремятся сломать друг друга. Тусклый свет делает возможным увидеть (но не осознать) копошение длинных тел. Похоже на змеиное, гадючье гнездо. Кидаю внутренние взоры в живую пропасть. Чувствую, как раз за разом выплывают из тьмы волны энергии, усиливающие возможность внутренних связей. Буйно расцветают бутоны прекрасного. Фотографы могут живописно фиксировать развалины. Пропущенные через объектив, положенные на пленку, а затем и фотобумагу, руины обретают притягательность. Начинают вспоминаться куски историй, не имеющие к тебе отношения. Но, пропущенные через объектив индивидуального сознания, зафиксированные на пленке настроения, запечатленные на грубой бумаге эмоций, истории превращаются в твои. Широко раскрыв глаза, наблюдаю за стремительным мельтешением ласточек. Слышно легкое урчание перепончатых крыльев. К ночи появились летучие мыши. Появление хищных летающих млекопитающих приветствует кровожадный стрекот цикад («Резня бензопилой по-техасски»). На площадке появляются похожие друг на друга женщины (старая и молодая). Девица, возбужденно: «Ну, что такое мама! За Терентьева? Скажешь тоже! Сашка - и точка!» Пожилая: «Этот проходимец? С ним хочешь строить семью? Подумай! Вот Гера - да-да, Терентьев. Брось ты свою красоту. Не кормит, не греет, а Гера…». Молодая: «Мам! Сначала нужно выстроить отношения, семейные сложности - потом. Нет отношений - нет…». Пожилая перебивает: «Ну, ты и дура, Наташка. Пока мы с отцом тебя кормим, одева…». Тут замечают мое тело, распластанное на лавке. Мужик, небритый, а маленькие глазки распахнуты: «Ой!» - вскрикивают обе дамочки. Смотрю на них снизу вверх. Ноги - стройные, загорелые - оказываются вверху, а полосатые маечки с золотыми якорьками, головки с короткими стрижками - внизу. Женщины не робкого десятка, задиристые: «Не бойтесь, мужчина, мы вас не тронем», - и усаживаются на соседней лавке. Кряхтя, приподнимаюсь на локти. Теперь у посетительниц ноги и головы на месте. И я бы не прочь замутить с мамашей (молодых боюсь: слишком глупые нынче). Спрашиваю: «С чего это вы? Я не испугался совсем». - «Да по глазам заметили», - одновременно свидетельствуют женщины. - «Женщин не боюсь уже лет сорок. А вот летучих мышей…», - не успев договорить, получаю в ответ: «Это мы-то летучие мыши?»
Tags: Крым
Subscribe

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 104

    Распрощались с матерью. У В. - рюкзак. В него сложили еду, бутылки с квасом. Себе оставил рюкзак пустой, легкий. В. никогда не возмущается подобным.…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 103

    Снились люди. Крым, Сочи - неясно. Просто пальмы, стрекочут цикады. Жарко. Вечереет. Окружили меня. Небольшую толпу возглавляет крикливая тетка в…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 102

    У станции «Петроградская» легкое столпотворение. Хотя половина одиннадцатого вечера. Впечатление: вываливаются из Супермаркета, расположенного на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments