i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Category:

Крым. 2 - 18 августа 2017. 19

Желанные цели возникают неожиданно. Что мне открывшаяся площадка над морем! Вот еще раз побывать в Лувре - цель. Долгоиграющая. А тут? Но страшно хочется одолеть крутую скалу и глянуть на море через перила. В груди собралась энергия, вот-вот вспыхнет жаркий луч. Прямо не дядя Игорь, а аппарат инженера Гарина. В голове кадры из фильма «Человек-амфибия» с Вертинской и Кореневым. Дом профессора там нависал над морем, как и это место для обзора. Подобрался к краю. Осторожничая, выбирал место, с которого можно забраться на вершину. Вот оно! Камень «подкатил» под самое брюхо. Ускорил шаг, подпрыгнул, ухватился за край. Надо подтянуться, зацепиться за первую перекладину перил. Неудачно. Соскочил на камень, рваная шлепка чуть не расползлась окончательно. Потянуло вниз. На ногах - не остановишься. Грузное тело сотрясается всеми складочками. Лечу к обрыву. Обдает ужасом, словно кипятком. Разодранная шлепка слетает, летит вниз. Упасть задницей на камни - больно, поранишься до крови. Лопнут трусы. Жалко. А жизни не жалко? Закрыв глаза, согнув колени с хрустом, плюхаюсь на попу. Адская боль. Но падение замедляется, вцепляюсь за неровности руками. Трусы задираются. Становится все видно. У кромки обрыва торможу окончательно. Тут же начинаю выть, срываюсь на визг. Задницу - любимую, белую - нестерпимо жжет. Вдобавок, она потная. Пот - в раны. Полный набор удовольствий. Человек мал, и от его ничтожности все, даже боль, когда-нибудь кончается. Гудение просоленных порезов стихает. Выть перестаю. Зарождается радость оттого, что так быстро отпустило. Кости не сломаны (к этому выводу пришел, аккуратно перевалившись с одной ягодицы на другую). При этом деликатно подвывал: «А-я-я-яй!». Но делал это дежурно, без охоты, для приличия. Кряхтя, встал. Развернувшись, увидел, что с площадки за падением наблюдают несколько человек. Мне бы сунуть руки в трусы, ощупать ягодицы - сильно ли разодрано, не идет ли кровь. Сверху кричат: «Не разбились? Помочь?» Единственная помощь - если доброхоты уйдут. Не уходят. И я не отвечаю. Озираюсь. Вижу: резиновая шлепка не улетела вниз, лежит, подрагивая на ветерке, у обрыва. Попытка достать может закончиться печально. Ну и черт с ним! Не босиком же добираться от Ай-Тодора до Алупки. Ложусь на живот, медленно подползаю к провалу. Зрители сверху наблюдают. Моментально покрываюсь потом. С лица льет, задница гудит, как после мощного пинка, трусы наехали чуть ли не до груди. Тем, кто за спиной, прекрасно видно мое скромное «хозяйство». Сантиметр, еще десять. Не соскользнуть бы. Из-за спины крики: «Мужик, плюнь! Убьешься!» Вроде, дополз. Если вытянуть руку, баланс изменится в сторону пролета. Мелким чертиком «заиграл» в затылке, в плечах огонек младенца-ужаса. Протянуть руку? Делаю моментальное движение рукой, полукруг завершается на тапке. Хватываю обувь. Тело теряет равновесие. Страх затопляет все - он, как скафандр, защелкивает голову, спину, руки, ноги. Конец существования орет победной трубой: «Га-а-а-а-у…». Автоматически отбрасываю руки назад (шлепанец при этом отлетает). Чудовищное напряжение пальцев, врубившихся в камень. Замер. Страх не исчез, градус его не повышается, глаза заливает пот - но не съехал окончательно, жив. Ладони быстро становятся мокрыми, а самое главное - камень под ними. Лишь за счет пальцев нужно, хотя бы на сантиметр, оттащить тело от края. Можно сломать пальцы. Пусть! Это лучше, чем сломать шею. Вода внизу темна, враждебна. Отползаю на малость. Чуть сдвигаю руки в сторону, где камень сух. Еще немного отодвигаюсь. Руки устали неимоверно. Снова переброс ладоней, еще десять сантиметров существования. Башка пустеет, страх ушел, радость спасения войти в мозг не спешит. Впору снова завыть от боли в руках. Но вот великое счастье захватывает естество, как варвары Рим. Пот прекращается. Ледяной озноб радости, как первый снег, покрывает спину, шею, утихомиривает ноющий зад. Аккуратно, перевалившись на бок, поднимаюсь на колено, встаю. Сверху раздаются жидкие аплодисменты. Зрители расходятся. Надеваю на носок спасенную обувку. Битый, перебираюсь к площадке. Подскок. Хватаюсь за железную перекладину. В отчаянном броске добираюсь до нижней перекладины. Смотровая площадка пуста. Прорычав: «М-м-мэк-х», перекидываю руки на среднюю перекладину. Коленку на бетон. Вот перила из гладкого, теплого дерева. Вваливаюсь, исцарапанный, на ровную поверхность. В мозг толкается торжественно-праздничная месса: «А-а-ли-луйя, аллилуйя!»
Tags: Крым
Subscribe

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 104

    Распрощались с матерью. У В. - рюкзак. В него сложили еду, бутылки с квасом. Себе оставил рюкзак пустой, легкий. В. никогда не возмущается подобным.…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 103

    Снились люди. Крым, Сочи - неясно. Просто пальмы, стрекочут цикады. Жарко. Вечереет. Окружили меня. Небольшую толпу возглавляет крикливая тетка в…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 102

    У станции «Петроградская» легкое столпотворение. Хотя половина одиннадцатого вечера. Впечатление: вываливаются из Супермаркета, расположенного на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments